Фактор cтабильности

Энн ГАБОЙ

Совет да любовь. Фото А.Канищева
Итак, свершилось: Крым с Конституцией, Россия и Украина — с «большим-пребольшим» договором. Осталось разобраться: какой Крым, какие Россия и Украина? И что получили при этом люди — крымские татары, русские, украинцы? Знают ли первые, вторые и третьи, чего они хотят, где видят себя, какое место уготовили им «боги»?

Следует иметь в виду, что русские в России и даже в отдельно взятой Москве могут хотеть совсем не того, что русские Украины или Крыма. Украинцы «острова» почти незаметны. Сколько их? — Хорошо бы получить ответы тех, кто всерьез думает еще как украинцы, но таких в Крыму что-то не видно. С крымскими татарами вообще никто не считается, их просто игнорируют и спрашивать не желают. А зря. Недалек день — если все будет идти так, как идет сейчас, — когда украинцев и русских тоже не заметят, не захотят посчитаться с их мнением. Симптомы налицо уже сегодня. Восточная Европа стала для нас далеким Западом, Ближний и Средний Восток — и вовсе «терра инкогнита», балканский «пирог» нарезается хозяйской рукой, словно рождественская индейка. Попытаемся взглянуть на происходящее прокрымски.

«Черная дыра»

Что есть сегодня Украина? Полностью зависимая от мировых силовых центров несамостоятельная окраина, захолустье. В духовном плане украинское общество — это лишенная каких бы то ни было иллюзий относительно своей особой миссии, особого места в мире и надежд на лучшее будущее аморфная людская масса. Экономическая, социальная и культурная реальности Украины во многих деталях напоминают реалии «третьего мира» — мировой периферии, погрязшей в тотальной криминализации, бурном росте наркомании, проституции и других «донных» явлениях, отнюдь не свидетельствующих о духовном здоровье общества. Пропасть между узким слоем псевдоэлиты, создавшей (или еще создающей) для себя оазисы благополучия, и огромным людским массивом, лишенным каких бы то ни было жизненных перспектив, продолжает шириться. И никто не чувствует приближения беды, а если и предчувствует — не сопротивляется. Почему? Опасность надвигающейся катастрофы — в стремительном ускорении процесса депопуляции. Проще говоря, страна умирает. Вымирают все — и русские, и украинцы, и крымские татары... На демографических картах вся территория бывшего СССР представляет собой этакую «черную дыру», где показатели смертности уверенно превышают показатели рождаемости. К примеру, за десять последних лет численность населения Украины сократилась на три миллиона человек — и это лишь начало.

Украинская экономика без инъекций международных финансовых структур либо оказывается на грани остановки, либо функционирует на грани выживания. Страна все еще существует за счет остатков тех ресурсов, которые были накоплены в минувшую эпоху, а власть выступает одновременно и в качестве режиссера, и основного действующего лица очередной исторической драмы — «пира во время чумы». Налицо агония, сопровождаемая прожиганием жизни власть имущими, на фоне неуклонного сползания страны в «третий мир».

Крымские узелки на память

Все, о чем говорилось выше, имеет самое прямое отношение к Крыму, ибо сегодня, в свете «ночной» украинской и крымской грачевской конституций, в соответствии с «большим» российско-украинским договором, полуостров — «неотъемлемая» часть Украины. Ситуация в Крыму усугубляется нерешенностью крымскотатарской проблемы, новым диаспоральным состоянием русских, показушной украинизацией крымского официоза, упорно навязываемым черноморскому флоту СМИ имиджем и статусом «потешных войск». В Крыму проходит линия непосредственного соприкосновения двух гонимых сегодня мировых культур — Ислама и Православия. Словом, целый букет факторов, каждый из которых может быть раскручен профессионалами особой сферы человеческой деятельности как решающий аргумент в пользу частичного кровопускания в целях общего оздоровления региона.

Все эти реальности, объективно наличествующие в Крыму, как правило, характеризуются и, что самое опасное, воспринимаются как факторы нестабильности. Так ли это на самом деле? Могут ли в принципе объективно существующие реальности являться причинами нестабильности? Скорее, игнорирование, отрицание, нежелание видеть эти факторы, более того, попытки их волюнтаристского искажения и профанации — вот истинные причины нестабильности и движущие силы всевозможных конфликтов и социальных взрывов.

Наиболее уязвимы малые и слабые. Сегодня это — крымские татары, завтра — наверняка украинцы и русские. Однако больше всего спекуляций и искажений допускается по отношению к крымскотатарскому фактору, хотя мало кто понимает, в чем же, собственно, заключается национальный вопрос крымских татар.

Когда зло вершит государство

В современном его состоянии крымскотатарский национальный вопрос был поставлен на повестку в ночь с 17 на 18 мая 1944 года, когда из Крыма были выброшены на погибель и рассыпаны по огромной стране сотни тысяч мусульман Крыма. Крымскотатарский народ подвергся геноциду. Его осуществил не внешний агрессор, не какое-нибудь бандформирование — зло вершилось от имени государства. Поэтому такое государство в сознании жертвы и всех малочисленных «нерусских» народов и не могло восприниматься иначе, как зло. Когда же государство воспринимается его составляющими в подобной ипостаси, это уже не государство. Такое образование обречено, и неважно, что развал произошел спустя некоторое время: в масштабах исторических процессов полвека — это миг.

С 1944 года само существование и жизнь крымскотатарского народа находятся под угрозой. Поэтому протест, сопротивление народа политике, направленной на уничтожение его как особой исторической общности, были объективны и непреложны. У крымских татар нет никакой иной цели, кроме восстановления условий, при которых жизнь народа-нации оказалась бы вне опасности. Для этого необходимо восстановить, обеспечить и гарантировать в будущем целостность, компактность, государственность, права и состояния крымскотатарского народа, попираемые с 1944 года по сей день. В этом — главное содержание вопроса, в этом — суть НАКАЗА крымскотатарского народа своим представителям. Этого добивается народ, самоорганизовавшись в широкое всенародное движение — НДКТ (Национальное движение крымских татар). НДКТ возникло и развивалось как широкая внутренняя инициатива народа, когда он был насильственно отторгнут от территории своего формирования — национальной территории, когда он, будучи выселен и расчленен на сотни не связанных друг с другом кусочков, оказался рассеянным по огромным просторам среди других, первоначально настороженно, а порой и враждебно настроенных к нему этносов. Была ликвидирована государственность народа — Крымская АССР, разрушены его целостность и компактность. НДКТ являет собой особую уникальную форму политической самоорганизации народа, посредством которой в условиях продолжающегося попрания правосубъектности и равноправия он наиболее полно и достоверно выражает политическую волю и добивается восстановления своих прав и состояний.

Чего не хватает крымским татарам?

При поверхностном взгляде на проблему часто задаются вопросом: автономия в Крыму есть, крымские татары тоже, Украина последним изо всех сил помогает, международные организации устали направлять гуманитарную помощь — так чего же им еще не хватает? Не хватает главного — Родины, которую любишь, которая любит, охраняет и заботится! Не хватает мамы и родных братьев, которые все еще на высылке в далекой Фергане, — их около полумиллиона. Они не в Крыму не потому, что не хотят жить на родине, а потому, что сегодня тысячи крымскотатарских семей разрезаны границами образовавшихся на просторах некогда единого Отечества «независимых» государств. Разрезаны законами, километрами расстояний, таможнями, пограничными кордонами, рублями, гривнами, долларами, флагами, гербами, языками и другими атрибутами суверенизации бывших союзных республик. Не хватает родного языка, крымского колорита и характера!

Что касается автономии Крыма, то вся его «автономность» — в абсолютном игнорировании национальной специфики полуострова, его исторического прошлого, настоящего, будущего. Эдакая бесхозная, никому и никогда по закону не принадлежавшая территория. Нынешняя крымская автономия — это фикция, удобное прикрытие для превращения полуострова в особую зону интересов и сфер влияния могущественных наднациональных, надгосударственных сил, рвущих Крым на части. А надо, чтобы Крым стал действительно крымским, стабильным и процветающим во благо всех его жителей: крымских татар, русских, украинцев...

Таким он станет только тогда, когда крымчане осознают одну истину: чехарда с «республиками», «полномочиями», «конституциями» прекратится с утверждением в Крыму законной государственности, источником которой является крымскотатарский народ, а носителем суверенитета — весь многонациональный крымский народ. Гарантами внешней безопасности такой государственности могли бы выступить совместно и Россия, и Украина при сохранении юрисдикции Украины, строящей взаимоотношения с Крымом на основе конституционного договора. В этом случае автоматически снимутся взаимные претензии и подозрения, с одной стороны, в сепаратизме, с другой — в насильственной украинизации. Такая государственность никак не угрожает безопасности ни России, ни Украины, ни русского, ни украинского, ни какого иного народа.

Кто будет следующим?

Каждый народ на земле имеет естественное, исконное право жить на Родине и право самоопределяться на родной земле — только нельзя всякое право доводить до абсурда, до своего прямого отрицания. Поэтому, говоря о восстановлении в Крыму государственности, надо проектировать и строить ее так, чтобы крымская автономная республика гарантировала и защищала жизненные интересы всех крымчан: права, развитие и будущее крымскотатарского народа, особые специфические интересы национальных общин и диаспор, — тем самым на практике обеспечивая реальное равноправие всех граждан республики независимо от их национальной принадлежности, вероисповедания, расы...

Только при таких условиях никакому государству или союзу государств не удастся, не входя в конфликт с международными и Божьими законами, посягать на полномочия крымской республики и интересы крымчан. Пока же этого нет, любой претендент по праву силы, вероломства и обмана в удобный момент «вправе» заявить о своих «особых правах» на полуостров. Такие «права» в 1954 году были делегированы Украине и подтверждены сегодня «большим» российско-украинским договором. Кто будет следующим претендентом на Крым? — Турция, а может, Германия или Израиль?

«ОК», №3, апрель 1999 г.