Херсонес на пороге третьего тысячелетия.
Место крещения Cвятого Владимира может стать достоянием Соединенных Штатов Америки

Андрей ВАСИЛЬЕВ

Фото А.Кадникова, В.Булычева
Наверное, нет в России и на Украине человека, который не слышал бы о Херсонесе. Сердцу каждого православного Херсонес дорог прежде всего как место крещения Святого равноапостольного князя Владимира — Крестителя Руси. В центральной части древнего городища возвышаются руины Свято-Владимирского собора, того самого, который был построен на предполагаемом месте крещения святого князя.

Судьба собора

Собор святого равноапостольного князя Владимира в Херсонесе Таврическом был сооружен над руинами средневековой церкви. Первый камень в основание собора заложили император Александр II и его супруга Мария Александровна. По замыслу Александра II, этот храм имел особое, символическое значение для всей Российской империи. Построенный в византийском стиле, основными чертами которого являются строгость, величественность и торжественность, Свято-Владимирский собор являлся символом преемственности Третьего Рима (Москвы) от второго Рима (Константинополя).

В 1924 году храм был закрыт; последняя служба состоялась в престольный праздник — 28 июля.

По официальной версии, собор сильно пострадал во время 2-й мировой войны. Долгие годы считалось, что в разрушении собора были виновны немцы. Однако с началом перестройки директору Херсонесского заповедника Леониду Марченко прислали из немецких архивов фотографию храма, сделанную незадолго до освобождения Севастополя в 1944 году: только купол собора поврежден, очевидно, в результате попадания снаряда.

Наиболее значительные разрушения храм понес уже в мирное время. Внутреннее каменное убранство собора использовалось местными властями для облицовки городских памятников и зданий государственных учреждений. Мраморные колонны и плиты постепенно перекочевали на кладбище Коммунаров, где ныне покоятся советские партработники. Купол и верхний ярус разбирали, используя стройматериалы для благоустройства заповедника.

Реставрационные работы в храме начались еще в 1980 году, а заржавевший неработающий подъемный кран на фоне херсонесского неба успел стать своеобразным символом отношения властей к нашему культурному наследию. В конце 80-х годов руководство Херсонесского музея выступило с предложением снести руины храма, поскольку они, по их мнению, портили вид городища и представляли опасность для туристов.

Только в 1998 году при участии севастопольского и киевского начальства была проведена торжественная церемония закладки капсулы в основание собора и объявлено о намерении закончить реставрационные работы к 28 июля 2000 года (в этот день Церковь празднует день Св. Владимира).

Однако за прошедшие полтора года вместо обещанных 5 миллионов гривень из бюджета было выделено только 500 тысяч, еще миллион добавила Киевская городская администрация. Столь скудное финансирование позволило завершить только первый этап реконструкции: были подведены коммуникации и разобран верхний ярус собора.

В конце июля Севастополь посетил глава Киевской городской госадминистрации Александр Омельченко, пообещавший выделить требуемые на восстановление храма 5 миллионов гривень до конца 2000 года.

Храм или музей: молиться или глазеть

Как выяснилось после отъезда Омельченко, восстановления собора ждет не только православная община, но и дирекция Херсонесского музея. Обрадованный обещаниями киевского мэра, директор заповедника Леонид Марченко (тот самый, который хотел снести храм) заявил, что намерен открыть на первом этаже восстанавливаемого храма выставочный зал музея.

Взаимоотношения музея и православной общины, зарегистрированной в 1991 году, никогда не были безоблачными. Дело в том, что весь комплекс зданий музея в позапрошлом веке принадлежал Херсонесскому монастырю. Не удивительно поэтому, что церковь рассматривает эти строения и часть территории заповедника как незаконно отторгнутую у нее собственность.

Несмотря на то, что законодательство Украины предусматривает возвращение Церкви культовых зданий, руководству заповедника удалось добиться признания особого статуса принадлежащих ему строений.

Представители националистического крыла украинского истеблишмента также выступили против создания в Херсонесе православной общины, поскольку она находится под юрисдикцией Московского Патриархата. Передача же собора в собственность автокефалам могла вызвать акции протеста со стороны православных жителей Севастополя.

Новости из Херсонеса 1992-97 годов напоминали сводки с театра боевых действий. Бескомпромиссный настоятель общины о.Александр (Курбачев), отстаивая интересы общины, занял конфронтационную позицию по отношению к администрации музея. Только с назначением нового настоятеля иеромонаха Паисия (Дмоховского) ситуация изменилась.

Отец Паисий выступил с идеей примирения Церкви и государства. Именно по его инициативе был подписан договор о сотрудничестве между общиной Св. Владимира и Национальным заповедником Херсонес Таврический. Согласно договору, музей соглашался беспрепятственно пропускать прихожан на территорию заповедника и передал в долгосрочную аренду два здания для священнослужителей. Община, в свою очередь, предоставляла заповеднику помощь в охране территории и проведении археологических работ. Правда, даже договор не спас служителей церкви от нападок со стороны музейных работников.

— Нужно приостановить процесс превращения Херсонеса в монастырь и помочь ученым в проведении научно-исследовательских работ, — бескомпромиссно заявил в интервью самой читаемой на Украине газете «Факты» заведующий археологическим отделом заповедника Станислав Рыжов.

Директор заповедника Леонид Марченко обратился с жалобой на общину к известному апологету автокефальной церкви, вице-премьеру Мыколе Жулинскому. Возмущение директора заповедника вызвала «обурлива акція — пікет коло входу на територію заповідника з метою завадити приїздові митрополита Філарета». Попытка прихожан не пропустить на территорию заповедника самозванного патриарха якобы нанесла огромный материальный ущерб государству.

Православные тоже не остались в долгу. Особое возмущение прихожан и священнослужителей вызывают пьяные оргии, которые с разрешения администрации устраивают на территории заповедника «новые русские» и «новые украинцы»

— Представьте себе наши чувства, — говорит отец Паисий, — когда по ночам в алтаре древнего храма, в котором, возможно, служили почитаемые нами святые, бесчинствуют пьяные...

В октябре администрация заповедника объявила об одностороннем прекращении договора о сотрудничестве. Причиной тому стал визит в Севастополь американских археологов.

«Property of the USA»?

10 июля Севастопольская городская госадминистрация в лице Валентина Борисова и Институт классической археологии Техасского университета в лице профессора Джозефа Картера подписали соглашение о создании на территории Херсонесского заповедника национального археологического парка.

Картер пообещал инвестировать в Херсонес от 1 до 3 миллионов долларов, поставив одним из главных условий для привлечения инвестиций «защиту от нападок со стороны Православной Церкви, которая хочет захватить в собственность здания и территорию Национального заповедника» (Предложения правительству Украины от Института классической археологии Техасского университета).

Инвестиции ожидаются со стороны таких организаций, как Гуманитарный институт Паккарда, Фонд Самуила Креспа (Нью-Йорк), Фонд Брауна (Хьюстон), Фонд Бернара и Одре Раппопортов (Техас). В документе подчеркивается необходимость развития Херсонеса как международного туристического центра.

Интересно, что на состоявшейся в октябре пресс-конференции ни Джозеф Картер, ни бывший посол США в Украине Роберт Миллер, ни супруга Строба Телбота так и не смогли объяснить, какие дивиденды ожидают сами американцы, если всю прибыль от туризма будет получать Херсонесский заповедник (для справки: на сегодняшний день поступления от туристов не превышают 80.000 долларов в год).

Чего потребуют от Украины американцы, пока неизвестно, но не исключено, что следующим требованием станет придание Херсонесскому заповеднику нового статуса.

Правда, председатель безвластного Севастопольского городского совета Василий Пархоменко (сейчас исполнительную власть в городе осуществляет назначаемая из Киева гос-администрация, а выборный совет выполняет декоративные функции) пообещал, что «городской совет никогда не пойдет на то, чтобы сделать наше культурное достояние предметом купли-продажи». Но тут же с печалью в голосе оговорился, что, к сожалению, вопрос о судьбе Херсонеса выходит за рамки компетенции городских властей.

Судьба собора — судьба православия

Несмотря на существование договора о передаче Владимирского собора в пользование общины Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата), нет гарантий, что он не будет дезавуирован украинскими властями. Пока собор восстанавливается на средства государства и госчиновники рассматривают его не как достояние церкви, но как свою собственность.

Несмотря на заверения официальных лиц, православные жители Севастополя испытывают обоснованную тревогу по поводу судьбы храма: его могут передать автокефалам, как могут, пойдя навстречу американцам, и вовсе отнять у Церкви.

Единственное, что могло бы изменить ситуацию, — это участие России в восстановлении храма, как на государственном уровне, так и на уровне частных лиц и организаций. Однако Россия по-прежнему не проявляет никакого интереса к судьбе главного храма русского православия.

Не отражает ли судьба собора, откуда пришло на Русь Православие, сегодняшнее состояние самой России, которая настолько больна духовно, что готова уступить православную святыню украинским раскольникам-афтокефалам или американским протестантам?

2000 г.