Крымские армяне

Олег ГАБРИЕЛЯН
Татевик САРГСЯН

Многовековая история пребывания армян в Крыму изобилует как светлыми, так и трагическими страницами. Со дня основания первой крымской колонии армянская община несколько раз подвергалась почти полному уничтожению или депортациям, но каждый раз, спустя некоторое время, возрождалась. «Побеждает тот, кто не устает строить», — эту истину армяне выстрадали всей своей нелегкой историей, вновь и вновь доказывая ее на крымской земле.

Во дворе средневековой армянской церкви Сурб Саргис (Св.Сергия), расположенной в центре Феодосии, находится могила, на которой всегда можно увидеть свежие цветы. На боковых гранях мраморного надгробия на армянском и русском языках высечено: «Иван Константинович Айвазовский (1817-1900 гг.)». Над русской эпитафией размещено изречение на армянском языке. В нем — выражение безмерной любви армян к великому соотечественнику, которое можно перевести так: «Рожденный смертным, оставил память бессмертную».

Вековая мудрость армянского народа, основа его национальной идеологии заключена во фразе: «Человек не в силе унести что-либо из мира сего. Он может только оставить на земле плоды своего умственного и физического труда». Так и живет древний народ, сверстник доблестных ассирийцев и египтян, радуясь редким и кратким промежуткам мира и спокойствия, когда можно заняться строительством, образованием, наукой, созидательным трудом.

В средневековой Армении трудно было найти хотя бы одно поселение, где не стояла бы церковь или величественный храм. Помимо богослужения в них велись и занятия по различным предметам. В монастырях (а их были сотни) располагались скриптории и библиотеки. Но мир был непозволительной роскошью для армян. Волею исторических судеб они часто вынуждены были покидать свою Родину и основывать колонии в разных странах, продолжая древние традиции на новом месте, стараясь возродить все то, что окружало их на Родине.

Волны колонизации

Благодатная земля Тавриды была одним из первых очагов армянской колонизации. На протяжении многих веков вместе с русскими, украинцами, татарами, греками, караимами и другими народами незаменимый вклад в развитие материальной и духовной культуры полуострова вносили и крымские армяне, пережившие на этой земле и бесконечные нашествия, и кровавую резню 1475 года, и две депортации (1778 и 1944 гг.).

Первые связи армян с Таврикой относятся ко времени Тиграна Великого (I век до н.э.), состоявшего в родственных и союзнических отношениях с Митридатом VI Евпатором. Есть достоверные сведения о проживании армян на полуострове, относящиеся к периоду, когда Армения попала под власть Арабского халифата (VII век) и когда притеснения и непомерный гнет послужили причиной эмиграции армян из собственной страны.

Следующий наплыв переселенцев приходится на XI век: он был вызван нашествиями на Армению сельджуков и падением Анийского царства.

Особенно многолюдными армянские поселения Крыма становятся в XIII-XIV веках — время монгольских нашествий.

Приморская Армения

С начала XIV века армянские поселенцы разворачивают в Крыму активную деятельность: возводят постройки, развивают ремесла и сельское хозяйство, включаются в оживленные торговые отношения, открывают школы, основывают скриптории.

Армянские купцы играли значительную роль в черноморской торговле, о чем свидетельствуют нотариальные акты генуэзцев. Они принимали активное участие в торговой деятельности самих итальянцев на крымском побережье. Именно крымские армяне осуществляли распространение привозимых товаров на север и восток. Важную роль сыграли они и в развитии ремесленного производства в Крыму, составляя значительный процент торгового и ремесленного населения Кафы (Феодосия), Сурхата (Старый Крым), Судака, Карасубазара (Белогорск). Видный ученый, академик Вардгес Микаелян, известный своими трудами по истории крымских армян, основываясь на сопоставительных данных, утверждает, что к началу XV века две трети населения Кафы составляли армяне (это около 45 тысяч человек). В некоторых генуэзских источниках первой половины XV века юго-восточное побережье Крыма именуется «Приморской Арменией».

Церковь Сурб-Ншан (Святого Знамения) монастыря Сурб-Хач в окрестностях г.Старый Крым. Фото А.Михальянца
В живописных уголках юго-востока полуострова до сих пор сохранились остатки армянских архитектурных сооружений — церквей, монастырей, крепостных стен, мостов, родников (фонтанов). Большинство из них относится к XIV-XV векам, когда армянская колония Крыма переживала пору наивысшего расцвета. Основная часть из 300 сохранившихся армянских рукописей, написанных в Крыму, тоже создана в этот период. Большинство их украшено изумительными миниатюрами и ныне хранится в ереванском Матенадаране (Институте древних рукописей).

Вспоминая о временах расцвета колонии, армянский летописец XVII века отмечал: «В то время (XIV-XV века. — Авт.) усилились мы и умножились, и построили села и округа. Князья и знатные люди, начиная от Карасубазара до Сурхата и Феодосии, горы и равнины заполнили церквями и монастырями. И построили мы сто тысяч домов и тысячу церквей, и от страха перед гуннами возвели крепостные стены в городе Феодосия». Как сообщают армянские источники, лишь в Кафе насчитывалось 45 армянских церквей. В XVII веке там еще действовали 32 армянские церкви, в конце XIX века их оставалось 17, а в настоящее время — всего семь. Согласно средневековым источникам, а также записям путешественников, в Феодосии армяне имели отдельный квартал, участок нынешнего «Карантина», который в русской официальной документации конца XVIII века именовался «армянской слободою». Именно здесь находятся четыре из вышеназванных семи церквей, в том числе и венец армянского зодчества Крыма — храм Иоанна Крестителя, или Предтечи.

Сурхат, Сурб-Хач, Сурб-Саргис...

Армянские постройки сохранились и в других городах Крыма. Исследования последних лет показывают, что в средневековом Сурхате существовал армянский квартал «Верхние землянки», располагавшийся рядом с татарским участком города. Там находилось более шести армянских церквей, из которых к настоящему времени сохранилась лишь одна полуразрушенная часовня. Сурхатские армяне поддерживали добрососедские отношения с местными татарами. Армянские церкви стояли рядом с татарскими мечетями. И в тех, и в других богослужение велось по соответствующим обрядам, проводились занятия на родном языке. В Бахчисарае армянский квартал располагался близ ханского дворца. Две церкви этого квартала, судя по источникам XVII века, тоже вели активную деятельность, в том числе просветительскую.

Остатки армянских памятников сохранились и в далеких от городов местностях. В трех километрах от Старого Крыма (Сурхата), в лесу до сих пор стоит великолепный монастырь Сурб Хач, престол армяно-апостольской церкви в Крыму, где восседали местные армянские духовные предводители, управлявшие делами колонии. На барабане купола монастырской церкви сохранилась строительная надпись 1358 года. Кстати, с названием монастыря Сурб Хач некоторые авторы связывают и название города Сурхат.

Жемчужиной крымского зодчества XIV века является находящийся, увы, на грани полного разрушения армянский храм Спасителя монастыря Св.Ильи, расположенного близ села Бахчэли. В середине XIX века весь монастырь и в том числе храм, интерьер которого украшен интереснейшими древними барельефами, был полностью восстановлен и играл активную роль в жизни колонии. Привлекают внимание и армянские церкви Сурб Саргис (Св.Сергия) и Сурб Урпат (Св.Пятницы) в селе Тополевка.

При церквях функционировали школы. Записи армянских рукописей свидетельствуют о том, что еще в начале XIV века усилиями архимандритов Аветика и Петроса успешно действовали духовные семинарии монастырей Кимчак (на окраине Сурхата) и Кизилташ (близ села Щебетовка), куда учиться приезжали даже из Армении. В XV веке особой славой пользовалась духовная семинария монастыря Св.Антона в Кафе. Настоятель монастыря архимандрит Саргис знакомил студентов с трудами Порфирия и Бонавентуры, был безмерно уважаем жителями Кафы.

В монастырских кельях и скрипториях корпели каллиграфы и миниатюристы, переписывая и украшая рукописные книги, обновляя древние образцы. В создании и оформлении книг крымские армяне достигли редких успехов: их произведения представляют отдельную своеобразную школу средневекового книжного искусства. Книги писцов Натера, его сыновей Аветиса и Степаноса, а также Кристосатура, Григора и других содержат ценнейшие миниатюры и важные сведения, относящиеся не только к истории крымских армян, но и Крыма в целом.

Испытания

Серьезным испытанием для армянской колонии Крыма стал захват полуострова объединенными татаро-турецкими силами в конце XV века. Генуэзская колония прекратила тогда свое существование. Из-за кровопролитий 1475 года и последующих гонений на христиан существенно сократилась численность армянских поселений Крыма. Обстановка изменилась лишь в начале XVII века, когда вновь сложились условия для мирной культурной жизни. Тогда оживились ремесленное производство и торговля, начали восстанавливаться древние храмы и монастыри, были обновлены старинные рукописи, открылись учебные заведения, среди которых особенно славилась духовная семинария монастыря Сурб Хач. Это был второй период в истории армянской колонии Крыма, продлившийся до конца XVIII века.

В 1778 году с целью подрыва хозяйственной инфраструктуры Крымского ханства Россия выселяет с полуострова более 30 тысяч армян и греков (первых — на Дон, вторых — в Приазовье). По поручению императрицы операцию осуществил Александр Суворов. В Крыму осталось лишь несколько сот армян, которым по тем или иным причинам разрешено было не покидать полуостров.

Крымские армяне вывезли с собой многие созданные ими в Крыму материальные ценности, в том числе рукописи. Имущество каждой церкви было помещено в отдельные ящики и отправлено на новое место жительства. Преодолевая понятные трудности освоения новых земель, бывшие крымские армяне на безлюдных, необжитых берегах Дона вскоре возвели город Нор-Нахиджеван (ныне Пролетарский район города Ростова-на-Дону) и пять деревень (ныне входят в Мясникянский район Ростовской области). Именами покинутых крымских церквей были названы вновь построенные; им же было передано перевезенное имущество.

Возвращение

После вхождения Крымского полуострова в состав Российской империи часть армян вернулась в родные места. Вскоре их численность в Крыму умножилась за счет переселенцев из Восточной и Западной Армении. Для возрождения колонии правительство создало армянам привилегированные условия: им были возвращены храмы, земли, городские кварталы; в Старом Крыму и Карасубазаре созданы городские национальные самоуправляемые общины. 28 октября 1808 года в Старом Крыму открылась армянская ратуша (суд), просуществовавшая до 70-х годов XIX века. Крымские армяне входили в состав Нахиджевано-Бессарабской епархии, включавшей и армян, проживавших в России. Предводителем этой епархии в конце XVIII — начале XIX веков был Овсеп Аргутян-Долгорукий, отпрыск древнего армянского рода. Именно благодаря его усилиям колония возродилась к полнокровной жизни и смогла воссоздать утраченное.

XIX век в жизни крымских армян ознаменовался новыми достижениями, в особенности в области образования и культуры, связанными со светлыми именами братьев Айвазовских, А.Спендиарова, В.Суренянца, О.Налбандяна и др. На военном поприще проявил себя адмирал российского флота, карасубазарский армянин Лазарь Серебряков (Арцатагорцян), основавший в 1838 году город-порт Новороссийск. Во время Крымской войны и героической обороны Севастополя 1853-56 годов в числе сотен других армян Крыма погиб и сын Серебрякова — Маркос.

Братья Айвазовские

В 1858 году по приглашению российского правительства из Парижа в родную Феодосию вернулся Габриел Айвазовский, который был назначен предводителем Нахиджевано-Бессарабской епархии. Под его руководством были восстановлены многие армянские храмы и монастыри. Епархиальный престол размещался в церкви Рештакапетац (Архангелов) в Феодосии. Айвазовский добился открытия национального училища и перевода из Парижа в Феодосию издания журнала «Голубь Масиса», основателем и главным редактором которого он являлся. В Феодосии журнал выходил на армянском языке дважды в месяц. Существовало и приложение к нему на русском и французском языках под названием «Радуга». Содержание статей, помещенных в журнале, было самым разнообразным — от епархиальных новостей и сообщений до путевых записок и литературных произведений. Имелись и весьма ценные статьи, содержавшие эпиграфические надписи, не сохранившиеся ныне, описания древних памятников, подробности из жизни колонии, народного училища и типографии, действовавшей при нем, женской гимназии и т.д. «Голубь Масиса» имел довольно широкий круг распространения: на журнал подписывались во всех городах Крыма, в Одессе, Москве, Петербурге, Львове, Ереване, даже Париже и Венеции.

В октябре 1858 года осуществилась мечта Габриела Айвазовского, ради которой, собственно, он и вернулся в Крым: в Феодосии открылось училище, названное Халибовским — в честь попечителя заведения Арутюна Халибова. Первоначально оно размещалось в частном доме братьев Алтунчьян, а в октябре 1862 года переехало в великолепное здание, построенное на живописной окраине Феодосии на средства Халибова. Открытие нового корпуса училища сопровождалось пышными церковными и гражданскими торжествами, в которых приняло участие все население Феодосии. В честь этого события видными горожанами Феодосии не армянской национальности был дан роскошный обед.

В Халибовское училище принимались юноши армянской национальности из разных городов и государств. Общий курс обучения составлял 6 лет, а изучали здесь языки, естественные науки, религию, искусство, историю, литературу. Настолько высок был авторитет Халибовского училища, что осенью 1861 года император Александр II с семьей посетил его и лично поблагодарил Айвазовского и Халибова за «благое дело». При училище действовала типография, в которой печаталась учебная и художественная литература, журналы «Голубь Масиса» и «Радуга». Училище пользовалось поддержкой всех знатных армян. Несколько своих полотен подарил ему Ованес (Иван) Айвазовский, без которого невозможно представить историю и культуру Крыма XIX века.

Об Иване Айвазовском, его неповторимом видении моря и созидательной деятельности во благо родной Феодосии написано немало. Хочется добавить, что был он подлинным патриотом и всячески старался облегчить участь своего народа, страдавшего под турецким гнетом. Очень много сделал Иван Айвазовский и для процветания местной армянской колонии.

Сыны Армении-Тавриды

Невозможно представить прошлое и колорит Крыма без музыки Александра Спендиаряна (Спендиарова) и живописи Вардгеса Суренянца. Дочь Спендиарова рассказывала, как часто отец ее обращался к Ивану Константиновичу Айвазовскому с просьбой сыграть национальные крымские мелодии, что последний делал с большим удовольствием. На народных инструментах тар и кяманча Айвазовский исполнял татарские, армянские, греческие мотивы, популярные в Крыму. Спендиаров, ученик великого Н.А.Римского-Корсакова, жадно записывал их, понимая, что услышанное имеет древнейшие корни, и по крупицам создавал свою музыку — возвышенную и изящную, питаемую народными мелодиями. Спендиаров был и незаурядным педагогом. Последние годы жизни он провел в Армении, воспитывая первых студентов ереванской консерватории в духе лучших традиций классической музыки.

Вардгес Суренянц был по профессии архитектором (это заметно по его произведениям). Иллюстрации Суренянца к различным публикациям, графические эскизы, живописные полотна насыщены национальным колоритом. В Ереванской картинной галерее хранится солидная коллекция его работ, полных сострадания к родному народу и тревоги за его будущее. Суренянца необыкновенно увлекала книжная миниатюра армян, достижения и приемы которой он использовал в своем творчестве: именно в таком стиле выполнена роспись купола армянской церкви Св.Рипсиме в Ялте, передающая основную цветовую гамму и орнаментальные мотивы средневековых иллюстраций. Храм Св.Рипсиме, во дворе которого и похоронен художник, был построен в 1909-17 годах по образцу одноименного храма, находящегося в Армении, и является последним значительным памятником армянского зодчества в Крыму.

...А в 1944 году армянская колония, имевшая многовековые корни на крымской земле, развивавшаяся на славных традициях своих предков, была в очередной раз уничтожена. В то время, когда сыны крымских армян вместе со всеми советскими людьми сражались против фашистской Германии на фронтах Отечественной войны, их матерей, сестер, отцов и детей — свыше 11 тысяч человек — выслали из Крыма в Сибирь и республики Средней Азии...

Возрождение традиций

Прошли годы, зажили раны, вновь пришла пора возродить на крымской земле язык, историческую память, традиционное вероисповедание.

Образованное в 1989 году, Крымское армянское общество (КАО) стало одним из первых национально-культурных объединений Крыма. Первый председатель общества Анушаван Суренович Даниелян сумел добиться консолидации всех слоев армянского населения Крыма, собрать и организовать желающих участвовать в процессе возрождения «взывающих к потомкам» традиций. В 2000 году в состав КАО входили уже 14 региональных отделений, деятельность которых координируется Национальным Советом крымских армян. Высшим руководящим органом общества является Национальный съезд, созываемый не реже одного раза в четыре года.

При КАО действует культурно-этнографический центр «Луйс», вокально-инструментальная студия «Зангак» и кружок народного танца; возобновлена публикация газетного варианта легендарного издания «Голубь Масиса», выходящего дважды в месяц. Первые редакторы газеты Ваган Вермишян и Рушан Пилосян, приглашенные из Армении специалисты, сделали все для того, чтобы газета стала достойным преемником одноименного журнал Габриела Айвазовского. Новые редакторы Серж Оганесян и Лилит Тащян не допустили закрытия газеты в непростых финансовых условиях и продолжили ее издание.

В 1996 году обществом был основан журнал под названием «Сурб-Хач» (гл. редактор Олег Габриелян), который является своеобразной энциклопедией армянской культуры, религии, истории. В Симферополе, Судаке, Ялте, Алуште, Евпатории, Феодосии действуют армянские воскресные школы. В Симферопольском педагогическом училище обучаются армянские группы, выпускники которых призваны продолжить дело учащихся Халибовского училища и нести знание родного языка юному поколению. В сентябре 1999 года в симферопольской школе №33 открыт первый в Крыму сводный класс армянского языка, где в дополнение к основной программе школьники начальных классов дважды в неделю имеют уроки армянского языка.

Небрежение

В 1993 году началось восстановление знаменитого армянского монастыря Сурб Хач — событие, которое не могло оставить равнодушными ни местных армян, ни их соотечественников вне Крыма. Реставрация уникального памятника, финансируемая государством, продолжалась до 1997 года, но не была доведена до конца. Успели восстановить лишь купол монастырского храма, гавит (притвор), башню-колокольню, частично трапезную, внутренние дворики, верхний фонтан. Из-за прекращения финансирования не удалось осуществить даже консервацию некоторых участков памятника.

Руководил восстановительными работами монастырского комплекса Сурб Хач ведущий архитектор Меружан Петросян. Вот его мнение: «В Крыму сохранилось около двух десятков крупномасштабных армянских средневековых памятников и около 350 памятников малых архитектурных форм. Все они, являясь наследием крымских армян, в то же время составляют неотъемлемую часть истории и культуры Крыма. Многие из этих памятников, находящихся на грани разрушения, являются уникальными образцами средневекового зодчества. Сурб Хач, престольный монастырь крымских армян, сегодня отреставрирован на 60%. Государством потрачены средства. Оказывается, напрасно, потому что работа не закончена, разрушительный процесс продолжается и завтра придется на то же самое вновь изыскивать денежные средства. Есть и другая проблема. В последние годы практикуется метод передачи памятников зодчества (не только армянских) организациям и частным лицам. Новые хозяева проводят восстановительно-ремонтные работы без наблюдения квалифицированных специалистов, что порой приводит к утрате архитектурной и исторической ценности памятников. Могу назвать феодосийскую церковь Иоанна Крестителя, которая недавно отштукатурена изнутри, в том числе в тех участках, где имелись остатки уникальных надписей и фресок, а над барабаном размещен слишком крупный блестящий купол, абсолютно не гармонирующий с общим характером здания».

Достоинство наследия

В конце 1997 года армянская община Крыма радовалась знаменательному событию: 13 декабря в Симферополе на армянском кладбище была освящена новая церковь Сурб Акоб (Св.Якова), построенная на средства двух известных предпринимателей Крыма Александра Аматуни и Сурена Амирханяна. Интересно, что далекий предок Александра Ашотовича, архимандрит Егише Аматуни, еще в начале XIX века служил в монастыре Сурб Хач (он упомянут в церковном архиве, а также в книге Хорена Степанэ «Монастырь Сурб Хач Крыма»).

Незабываемым событием стало открытие в апреле 1999 года памятника из двух цельных беломраморных плит братьям Айвазовским в центре Симферополя (в одном из уголков площади Советской). Начало благому делу было положено Анушаваном Даниеляном, тогдашним заместителем председателя Верховного Совета Крыма (1995-98 гг.). После вынужденного возвращения Даниеляна на историческую родину проект не был заброшен, и нынешний председатель КАО Фрунзе Мардоян завершил строительство и установил памятник (авторы его — народный скульптор Армении, лауреат многочисленных премий международных конкурсов, академик Евроазиатской континентальной Академии художеств Левон Токмаджян и его сын, молодой талантливый скульптор Ваге Токмаджян).

Начало положено...

«ОК», №2(8), 2000 г.