Проекты освоения Крыма

Открывая летом 99-го новую рубрику, мы хотели дать по возможности корректное и детальное представление о различных, как реализованных, так и нереализованных — эллинском, готском, армянском, италийском, оттоманском, российском, еврейском, украинском etc. — проектах освоения Крыма. Все они носили достаточно выраженный цивилизационный, социо-культурный (иногда просто национальный) характер. Мы очень надеялись, что этот шаг поможет островным интеллектуалам и просто любознательным крымчанам в осмыслении и понимании как современного состояния национального вопроса в целом и в Крыму в частности, так и больших, часто не зависящих от воли людей исторических тенденций — неумолимых, никому не подвластных, неподкупных.

Как показали многочисленные отклики, в своих надеждах мы не обманулись: рубрика вызвала живейший интерес.

Для альманаха мы подготовили рассказы о нескольких таких проектах, ранее опубликованные в журнале и на сайте www.ostrovkrym.net. Начнем с самого впечатляющего и для большинства «островных» сердец наиболее близкого — «русского проекта»; покажем, как в недрах оного созревала «куколка» украинского; отложим последний как не вполне состоятельный (хотя желающие познакомиться со взглядами островитян на ту землю, которой вроде бы и нет за Перекопом, т.е. Украину, могут немедля отправиться в одноименную рубрику), с величайшим удовольствием предложив любопытному читателю несколько других нравоучительных повествований — об армянском, готском и нашумевшем еврейском проектах.

Собственно, армянский проект заселения благословенной Тавриды еще потребует своего Гомера, которому предстоит выписать исключительность отношения армянской диаспоры к Крыму и его освоению. По крайней мере, духовный вклад армян в историю Крыма впечатляет: сохранившиеся храмы и, конечно же, «животворящий» Сурб-Хач — свидетели труда, поистине великого.

Что касается готского проекта — этой постоянной, навязчивой мечты — и его развязки в XX веке, то противником здесь выступила сама История, которая, по словам автора соответствующей статьи, «распорядилась иначе: «потомкам готов» не хватило времени оккупации для осуществления своих грандиозных «исторических замыслов»...».

Детективной историей предстанет перед читателем еврейский проект обретения Крыма — неудавшаяся, хотя блестяще задуманная операция ничем не смущавшихся большевистских лидеров, способных увлечь своими представлениями о будущем кого угодно и при этом «за ценой не постоять».

Завершает рубрику «особый проект» Николая Васильевича Багрова, одной из самых ярких личностей островной Истории последних десятилетий. Кстати, его готовность откликнуться на «вызов» редакции «ОК» текстом с саморассказом о самом «таинственном проекте» только подчеркивает «особый» характер этого человека. И пусть строго не судит нас дотошный читатель за то, что проект человеческий мы поставили в один ряд с проектами национальными и социо-культурными: таковы История и Судьба нашего острова...

РОК