Тайна «тайн»

С известным основанием можно утверждать, что вплоть до настоящего времени
не удалось истолковать ни одну руническую надпись. В ряде случаев
мы в состоянии определить текст надписи, но одновременно
мы должны признать, что данный текст является лишь скорлупой,
за которой скрывается неведомое нам ядро.

К.Марстрандер

Владислав ЮРОЧКИН

«Случайная находка»

Район археологических изысканий - гора Опук на Керченском полуострове
Всякая случайность в действительности строго предопределена: в этом убеждаешься каждодневно. Древний артефакт, о котором речь впереди, искали, искали давно, правда, даже не подозревая, каков должен быть его облик. По крайней мере уже два столетия историки, изучавшие прошлое Таврического полуострова, стремились добыть явное, материальное подтверждение пребывания в наших краях древнегерманских племен, которых злонравная судьба занесла из суровой Северной Европы на берега Черного моря — Понта Эвксинского. О них знали и писали римляне и византийцы. Память о своих отчаянных предках чтили готы Испании и Италии, воспевая в сагах их подвиги. Но археологам, привыкшим более доверять материальным остаткам, не везло: при раскопках попадались лишь разбитые горшки да вазы, изредка изломанное и проржавевшее оружие да обломки щитов. Все это, хотя и представляло ценность для науки, выглядело слишком фрагментарным, спорным, недоказуемым. Искали чего-либо более существенного, явного, неопровержимого. Но когда сенсационное открытие все же состоялось, ученые, уже привыкшие к затянувшейся дискуссии, оказались просто не готовы воспринять его, застыв в недоумении, задавая себе и друг другу один и тот же вопрос: «Неужели подтверждение действительно найдено, и в многолетнем споре можно поставить точку?» Но давайте по порядку...

Скалистое побережье Восточного Крыма, ранняя осень 1996 года. Археологическая экспедиция, проводившая изыскания на горе Опук, близилась к завершению. Год был богат на «сюрпризы». Оказалось, что мощная крепость, некогда возведенная на вершине горы рядом со знаменитым Узунларским валом как раз в том месте, где древнегреческие географы помещали город Киммерик, построена не в начале новой эры, а позднее, лет эдак на четыреста. И относится она примерно к IV-VI вв., т.е. как раз к той бурной, насыщенной событиями эпохе, когда южнорусские земли были ввергнуты в водоворот Великого переселения народов.

Ежедневно поднимаясь узкой тропой по откосу горы, загорелые археологи с кирками и лопатами наперевес проходили мимо замшелой от времени известняковой плиты, край которой выступал из незамысловатой кладки, устроенной невесть когда кем-то из местных пастухов и перегородившей вход в небольшую пещеру. Сколько синяков и ссадин оставил древний камень, прежде чем на него обратили внимание, разглядев на его грубой, изрытой дождями поверхности очертания рельефного креста в круге. Да и тогда кладку разбирать не торопились, вовсе не подозревая, сколь близко сенсационное открытие... Но, видать, время его пришло, плита сама «просилась» показаться на свет Божий. Однажды кто-то из любознательных туристов разорил старую кладку, и массивный блок выступил из груды неотесанных камней.

Как-то к Владимиру Константиновичу Голенко, начальнику экспедиции, приехал молодой коллега Александр Витальевич Джанов. Вечером у экспедиционного костра Владимир Константинович, знавший об интересе молодого специалиста к древнехристианским памятникам, упомянул об обнаруженном накануне «камне с крестом». Утро следующего дня выдалось ясным, но прохладным и ветреным. В природе чувствовалось дыхание осени. Солнце только встало, когда ученые отправились осматривать странный камень. Да, действительно «крест». Посередине даже сохранилось неглубокое отверстие от ножки циркуля, которым размечали окружность. Но... погодите! Прямо под ним различались еще какие-то знаки. Они стали заметны только сейчас, когда солнечные лучи высветили их нечеткие грани. Археологи спешно смели с поверхности известковую пыль, и отчетливо стали видны четыре таинственных знака. Как будто что-то вспоминая, гость пристально всмотрелся в них, привстал и тихо произнес:

— Да ведь это же... руны, буквы древнегерманского магического алфавита. Но откуда они здесь?

— Неужели памятник викингов?!

— Нет, у викингов руны несколько иные. Это скорее... да, конечно, это «старший футарк», им пользовались германцы в третьем-седьмом веках. А ведь это сенсация. Плиту непременно надо вывезти в Симферополь и внести в опись. Но как записать, ведь обнаружили ее не в культурных отложениях?

— Что ж, придется обозначить как «случайную находку»...

«Неразрешимая задача»

Так «опукская стела» заняла свое место среди каменных надгробий и рельефов в уютном флигеле «Воронцовского дворца» в парке Салгирка, где разместился Крымский филиал Института археологии. Предстояло расшифровать и истолковать послание неизвестного творца рун. Хорошо известно, что все рунические знаки имели буквенные соответствия, ими записывали слова, даже целые фразы, поэтому задача на первый взгляд казалась не столь сложной. Но только на первый... Итак, — th, — р , — r , — а, так что получается что-то вроде «thpra». Нo в словарях рунической лексики такого слова отыскать не удалось. Что ж, похоже, мы оказались в нелепой ситуации, как незадачливый герой известного анекдота, который, угадав все буквы, так и не смог прочесть слово...

Археологи Александр Джанов и Владимир Голенко возле уникального памятника
Пришлось подойти к вопросу с другой стороны, иначе тайна рун так бы и осталась тайной. Но почему «тайной»?! Может, в этом-то и разгадка! Ведь общеизвестно, что многие древние и современные алфавиты прошли «магическую стадию», когда каждый знак означал не только букву, но и некий мистический символ: так было с загадочной письменностью этрусков, с иудейским, греческим и, конечно же, с руническим «алфавитом». А если перед нами все же магические символы? Выяснилось, что в подобной ситуации мы оказались не первыми. И в Северной Европе есть множество рунических «надписей», которые невозможно «прочесть». Но кто теперь, спустя столетия, решится разъяснить магический смысл рун? Однако ситуация оказалась не столь безнадежной. «Случай» свел нас с историком, изучающим как раз магическое толкование рун. Олег Анатольевич Синько объяснил: невзирая на проявляемое «официальной» наукой недоверие к рунической магии, она основательно пережила своих создателей — древних германцев — и через их потомков, сохранившихся в среде североевропейских народов, дошла до наших дней, передаваемая как тайнознание и часть мистического ритуала. Теперь этому посвящены многочисленные статьи и книги, издающиеся за рубежом, а в последние годы — и в нашем отечестве.

«Аb exterioribus ad interiora...»

Теперь стоит, по совету римлян, перейти «от внешнего к внутреннему». Последуем ему и вслед за О.А.Синько отправимся в путешествие по загадочным магическим символам германцев.

Руна (Thurisar) символизировала священный молот германского языческого «бога» Тора — Мьельнир. Ее считали «стражем ворот», защищающим «огороженный мир», мир людей Мидгард, от вторжений из запредельных миров. Интересно и то, что эта руна воспроизведена на камне в «перевернутом» положении, что, надо полагать, символизировало опять же защиту, но защиту не людского мира, а скорее наоборот — мира «богов».

Руна (Perth) — руна судьбы. В то же время это мистический источник Урд, питающий, по представлениям древних, одну из ветвей Мирового Древа, означая неразрывную связь с предками.

Руна (Raido) — это путь между мирами мистического Древа, ведущий в потусторонний мир. В ее функцию входило «восстановление равновесия» между мирами. При совершении таинственных обрядов ее изображение часто окрашивали человеческой кровью, как бы расплачиваясь за вторжение в запредельный мир.

Последняя руна — (Ansuz) олицетворяет самого Одина. Это руна волшебства и магии, прозрения и власти. Она как бы подчеркивает завершающий этап «путешествия» между мирами для получения совета великого Одина.

— Когда я расшифровывал руны, — рассказывал позднее Олег Анатольевич, — в памяти всплывали строфы старой скандинавской саги, известной как «Речи Высокого», в которой воспевались подвиги Одина, первым постигшего тайны рун: «Девять ночей я качался на Древе, под ветром повешен на ветвях, ранен копьем я, в жертву Один отдан себе самому же я сам, на Древе старом, растущем высоко от неведомых миру корней... В стенаниях руны вознес я — долу упал я тогда. Меня научили девяти заклинаньям сын Болторна, Бэстли отец...» Так что внутреннее содержание магической формулы, запечатленной в камне, могло истолковываться как своего рода «план» путешествия духа жреца по пути могучего чародея Одина для получения его совета и особого дара. Но, возможно, стела имела и вполне практическое назначение. Три первые руны намекают на правосудие, т.е. Суд по Высшей Правде, стремление к Истине, а последняя призывает в свидетели «небесного арбитра» Одина. В таком случае камень уместно представить рядом с судилищем и предположить, что возле него приносились страшные клятвы во время судебных тяжб.

Загадка эрилей

Как бы там ни было, уникальная находка красноречиво свидетельствует о том, что на горе Опук в Крыму приблизительно в IV веке проживало население, сохранявшее древнегерманские традиции и духовную культуру, знакомое с мифологией и посвященное в тайны рун. Действительно, в сохранившихся до наших дней отрывках из древних хроник повествуется о множестве германских племен, переселившихся из низовьев реки Вислы на северное побережье Черного и Азовского морей (которое греки называли Меотийским болотом, или просто Меотидой). Отсюда на кораблях, отнятых у жителей Боспорского царства, включавшего земли Керченского полуострова, германцы в союзе с другими народами совершали дерзкие грабительские рейды вдоль Черноморского побережья, доходя даже до Греции. В исторических записях в их числе упоминаются бораны, герулы, готы и другие «племена». Самыми могущественными среди них были готы, вождь которых — Германарих — создал в середине IV века в Поднепровье целую державу, подчинив своей власти соседей, в том числе и славян. Еще не известно, как сложилась бы судьба молодого славянства, если бы в конце столетия степняки-гунны не разорили «империю германцев», прогнав их в Европу за Дунай. О крымских готах, населявших загадочную область Дори, и о готах-трапезитах, живших на Боспоре, повествуют сочинения византийского историка IV века Прокопия Кесарийского. Готы-трапезиты, возможно, были потомками удачливых воителей, часть из которых в IV веке перешла на службу боспорским царям. Они-то и разместили их на своей западной границе, которая в то время проходила как раз по линии Узунларского вала неподалеку от горы Опук.

Недавно в солидном московском научном издании была опубликована обширная статья, авторы которой предлагают связывать происхождение «опукских» рун с загадочными герулами — или, точнее, эрулами, — имя которых созвучно германскому слову «эриль», означающему «мастера рунического письма». Сразу после публикации сенсационная находка вызвала живой интерес и споры в ученых кругах, которые наверняка будут еще долго продолжаться. Что ж, решающий шаг сделан: открытие состоялось, научная общественность и любители древностей ознакомлены с находкой, но основная работа — впереди. Потребуется немало времени и сил, чтобы разобраться в мозаике древних свидетельств и противоречивых археологических находок, по крупицам выбрать обломки исторических знаний, разобрав все, что касается древних германцев в Крыму. И лишь тогда, проанализировав и суммировав их, можно попытаться восстановить сложную и насыщенную картину истории этой незаслуженно забытой части населения древней Тавриды, внесшей свой вклад в многонациональную культуру нашего полуострова.

Фото из архива автора

«ОК», №6, ноябрь-декабрь 1999 г.