Балканизация как фундаментальный процесс

Дмитрий НИКОЛАЕНКО

Процесс деструкции Балкан, развивающийся на наших глазах, не есть «некое недоразумение». Это объективный и закономерный феномен, условно названный нами «балканизацией». Ему подвержены строго определенные типы территорий, и для него характерно следующее:

• неопределенно большое число государств в пределах четко локализованного региона, имеющего стабильную внешнюю границу, в пределах которой все непостоянно и изменчиво. Такой регион может быть представлен единым государством, но «балканская федерация» готова в любой момент — при соответствующем внешнем давлении — начать распадаться на составные части (районы), которые, в свою очередь, становятся отдельными государствами;

• возможны самые разные комбинации новых федеративных государств, формирование которых во многом зависит от хода очередного конфликта (со всеми атрибутами внешнего вмешательства) и определяется ситуативными успехами отдельных балканских стран;

• чуть ли не все районы-государства первого уровня разделения единой региональной федерации остаются федерациями и состоят из неопределенного количества субъектов, которые организуют второй уровень балканской федерализации. Примером может служить Хорватия, которая включает такие социо-культурно специфичные районы, как Истрия, Далмация, Сербская Крайна;

• в случае необходимости, вызванной социо-культурными причинами, балканская федерализация может начать формировать и третий уровень. Итогом станет возникновение мелких государств площадью от 3 до 10 тысяч кв.км. В основании такого деления лежат районы с четко выраженной социо-культурной спецификой;

• возможен и четвертый уровень — уровень городов-государств и мини-государств в стратегически важных районах. Такими балканскими городами-государствами могут стать Дубровник, Сараево, Сплит и некоторые другие. В частности, Дубровник имеет давнюю традицию самостоятельного государственного существования;

• как правило, отмеченные уровни не имеют абсолютного и законченного выражения. Они могут быть представлены различными государственными образованиями и иметь большую или меньшую степень завершенности. На практике различные уровни балканизации сочетаются друг с другом;

• многие внутренние государственные границы на Балканах хронически неопределенны. Четкий характер носит только внешняя граница социо-культурного района. Внутренние границы могут флуктуировать в самом широком диапазоне. Ярким примером здесь служит Македония, ее северная и южная границы;

• всегда есть внутренняя готовность к конфликту, который приобретает развитые формы только при наличии соответствующих внешних стимулов. Аналогично при изменении тех же внешних стимулов конфликт прекращается и переходит в латентную форму;

• любой внутренний региональный конфликт вовлекает большое количество сторон. Их заинтересованность в определенном решении конфликта может быть различной. Количество сторон—участников конфликта всегда больше двух. Итогом становится то, что любой конфликт готов переместиться в иной район;

• регион в весьма редких случаях представляет собой сплошную зону конфликта в его активной форме. Как правило, активный конфликт — это «плавающая точка» на территории региона. Затухание активной формы конфликта в одной части района ведет к его немедленной активизации в другой части;

• время протекания активной фазы общего регионального конфликта велико — до десяти лет и более. При этом достаточно сложно определить состояние конфликта. Весь район становится зоной сплошного конфликта с непременной активной «плавающей точкой»;

• любое вмешательство социо-культурных систем носит эффективный деструктивный характер и легко приводит к перевесу одной из конфликтующих балканских сторон. В то же время любое внешнее вмешательство мало что может изменить в позитивном плане в самом регионе. Конфликт можно лишь приостановить, но не урегулировать окончательно (из последних примеров: 1995 год — Босния, 1999 — Косово);

• победы в балканских конфликтах носят временный и ненадежный характер. Стороны дожидаются нового конфликта, чтобы пересмотреть итоги и результаты прошлого.

«Балканизация» ряда регионов мира — не результат случайностей или «неправильностей» («неправильных» лидеров, «случайных» границ и т.д.). Это следствие того, что процессы освоения пространств, расположенных между социо-культурными системами, вышли на достаточно высокий уровень. После того, как в СКС успешно завершается формирование хоумленда и внутренней буферной зоны, начинается уточнение границ внешних зон контроля. Эти зоны делаются «непроходимыми», и, как следствие, в них начинает формироваться относительно [размеров этих территорий] большое количество государств. В такие периоды и развиваются процессы «балканизации». В частности, в ближайшей исторической перспективе подобные процессы станут характерными для Малой Азии и Украины.

Балканизация является именно процессом, который длится исторически достаточно долгое время и не сводится к единственному конфликту и десятку военных лет. Он может охватывать период продолжительностью до нескольких сотен лет, и это — норма для процессов социо-культурного освоения территорий.

Говоря о процессах балканизации, представляется необходимым введение термина «балканское сотрудничество». Суть его заключается в том, что народы Балкан реально имеют между собой очень много общего. Разделение их часто представляется весьма условным. Во всяком случае, оценивая ситуацию со стороны, нет оснований акцентировать внимание на различиях в языке, этнической принадлежности и т.п. Есть много общего и на уровне общественно-политической истории. И несмотря на все это, время от времени проявляются буквально драматические различия. Люди начинают обращать внимание только на различия и никогда — на общность.

В случае с Балканами и подобными им районами при наличии определенного внешнего давления в регионе начинает происходить нечто странное: люди, имеющие действительно немало общего, делятся на группы, уничтожают друг друга, совершают «перебежки» на большие дистанции, предварительно сжигая свои, а по пути и чужие дома, неоправданно беспокоятся по поводу государственных границ и многое другое.

Применительно к внешним контактам балканских государств термин «балканское сотрудничество» означает доминирование ситуативности в поведении, поэтому в буферной зоне всегда побеждает только буферная зона. Чаще всего это выражается в том, что весьма выгодные контакты беспощадно рвутся, казалось бы, вне какой-либо логики. Но это происходит и по той причине, что, оказывая помощь государству буферной зоны, социо-культурная система предполагает его социо-культурное преобразование. Естественная ответная реакция — отторжение и прекращение всяких контактов с внешним миром. Стратегическое партнерство с государствами буферной зоны в высшей степени затруднительно по причине доминирования различных концепций времени: у социо-культурных систем — линейной, а у государств буферной зоны — маятниковой.

Из сборника «Россия в зеркале Балканского кризиса»
(Москва, 1999 / Редакторы-составители: С.Градировский, А.Фетисов)