Для чистого удовольствия и не только

Виноделие на южной оконечности Африки имеет стародавние традиции. Еще первые европейские переселенцы, голландские родственники буров, незадолго до основания Кейптауна в 1652 году выращивали у подножия знаменитой Столовой горы первый столовый виноград. Бывший корабельный врач Ян ван Рибек, устроив в Столовой бухте станцию продовольственного снабжения для Ост-Индской компании, приказал заложить первые виноградники в окрестностях поселения. Однако предполагалось, что вино с этих виноградников будет использоваться не для «чистого» удовольствия, а как питье для моряков во время их бесконечных плаваний из Европы в Индию и обратно. Тем более, что вино (и вы в этом можете убедиться в институте «Магарач») — более здоровый и менее скоропортящийся напиток, чем питьевая вода. Таким образом, первое южноафриканское вино служило профилактическим средством против свирепствующих на подходе к экватору кишечных инфекций.

Первые опыты винотворчества на юге Африки разили дилетантизмом до тех пор, пока французские гугеноты не решили разделить одиночество своих европейских братьев по разуму, благодаря чему к концу XVII века бордосские секреты виноделия дали первые плоды на мысе Доброй Надежды. В самое короткое время после этого вина с полуострова Кейп стали хорошо известными во всей сети факторий голландской Ост-Индской компании. Вплоть до XIX века европейские царствующие дворы гордились тем, что могли позволить попотчевать своих августейших гостей редким вином «Констанция», названным по имени первой винодельческой фермы Южной Африки. Она была основана в 1685 году поблизости от Кейптауна. Тяжелое десертное мускатное вино из подвалов «Констанции» вскоре надежно утвердилось на столах всех тех, кто был в состоянии оплатить его доставку с юга Африки в Европу.

Спустя триста лет, в 1975 году, «Большая Констанция» возродилась как крупное винодельческое предприятие. Вскоре на свет появилась ее младшая сестра — «Малая Констанция». Сегодня оба предприятия — это элегантные памятники афро-европейской винодельческой традиции.

Центр южноафриканского виноделия — Стелленбош, основанный в 1697 году, — первое «белое» поселение во внутренних районах материка (не на океанском побережье). До наших дней он сохранил облик голландского городка эпохи «большого морского противостояния». В окружении великолепных ландшафтов и в прекрасных климатических условиях здесь процветают образцовые винодельческие хозяйства, равных которым надо еще поискать. Стелленбош можно сравнить, пожалуй, только с такими районами, как Бордо, Тоскана или калифорнийская долина Наппа (Nappa Valley) — регионами, на которые излился щедрый поток капиталов. Здесь, в Стелленбоше, многие винодельческие хозяйства старше, чем некоторые классические шато в Бордо. Необходимую для этого «мелочь» дают горнорудные консорциумы типа Anglo-American или табачная корпорация «Рембрандт». Банки и банкиры тоже не гнушаются вкладывать в виноградарство, но в их случае речь чаще идет о земле, чем о вине как таковом.

Другой центр виноделия — Парль — живет в основном за счет производства белых вин. Сей населенный пункт был основан еще в 1680-х годах все теми же неугомонными гугенотами. В Парле располагается штаб-квартира объединения южноафриканских винодельческих кооперативов с их обширными складами и спиртовыми заводами. Могучий экспортный монополист времен апартеида с треском раскололся под напором частной винодельческой инициативы после снятия с ЮАР международных санкций.

В горной долине находится Франшхок («французский уголок»), который местные виноделы стремятся превратить в южноафриканский то ли Шампань, то ли Новый Свет. В своем «медвежьем углу» они научились производить отличные игристые вина (методом шампанизации в бутылках). Редакция заверяет, что качество франшхокских игристых по крайней мере не уступает таковому новосветского шампанского. Прекрасные «безымянные» игристые вина с мыса Надежды оцениваются в местных магазинах от 3—4 долларов США за бутылку. В этом свете крымские игристые кажутся уже не столь дешевыми и уникальными, как о том принято думать.

«ОК», №5, август-сентябрь 1999 г.