«Первые» в Крыму.
Исторические аналогии отношения к Крыму первого лица и элиты государства
(в контексте рекреационного освоения Крыма)

Татьяна ЛОПУХИНА

Ялта. Дворец Эмира Бухарского
Удержание и социокультурное закрепление той или иной вновь приобретенной территории является проблемой для любого государства, и особенно — для новообразованного. Часто именно отношение первого лица государства и политической, экономической, культурной элит к данной территории, демонстрируемое, что называется, «со всей убедительностью», является решающим моментом в деле переработки региона по новым стандартам.

Крым в этом смысле — территория показательная. С целью закрепления за Россией таврических земель было выработано целенаправленное отношение к Крыму не только первого лица государства — императора, — но и имперской государственной элиты, и русской интеллигенции. Основным механизмом, в рамках которого оказалось возможным освоение Крыма, стала рекреация.

В рамках империи Крым не мог стать местом отдыха для всех слоев населения. Это было невозможно по множеству причин, и дело не только в социальной организации российского общества и «бесправности значительной части населения» (советский пояснительный стандарт), но и в степени освоенности пространства Российской империи. Поэтому естественным шагом стало пионерное рекреационное освоение Крыма, ориентированное на привилегированные социальные слои. Однако очень важно, что структура направлений рекреационного освоения была сформирована изначально. В условиях СССР она дала лишь многократный рост числа рекреантов в регионе. Но эта же структура предопределяет возможности развития рекреации в Крыму сегодня, когда регион оказался в принципиально новых условиях.

При характеристике процесса рекреационного освоения Крыма не стоит обращать внимание на количественные показатели, взятые вне контекста. Это усиленно делалось в СССР для демонстрации достижений советской власти в области социального обеспечения населения. Количество рекреантов в Крыму времен Российской империи было действительно невелико. Однако данные XIX — начала XX вв. должны восприниматься в контексте именно своего времени, а не сравниваться с гигантскими показателями рекреационной активности в СССР. (Аналогичное замечание уместно и при оценке современных рекреационных успехов Крыма.) Основное в том, что Крым стал формироваться как специализированный район рекреации годового цикла, ориентированный на всю Российскую империю. Это был целенаправленный процесс освоения данной территории. В рамках Российской империи он дал только первые результаты, которые затем были развиты в СССР: в деле развития рекреации в Крыму Союз шел по стопам Империи.

Некоторые из направлений рекреационного освоения Крыма заведомо не были ориентированы на массовость. Например, такими были визиты в Крым высочайших особ — российских императоров и членов их семей. Рекреационный район может достичь реально массовых показателей только при одном условии: он должен иметь широкий набор видов рекреационного сервиса, и в нем должен быть представлен сервис для представителей различных социальных групп общества. Можно сказать и так: если в регионе не находится места для отдыха императора, в нем нечего делать и остальному населению Империи. Поэтому, если Крым не станет подчеркнуто приоритетным (местом отдыха) для президента Украины, то в нем нечего будет делать и всем остальным жителям Украины.

Кратко об истории нескольких избранных — показательных в данном случае — направлений рекреационного освоения Крыма.

Рекреация первых лиц государства и проведение международных государственных (официальных и неофициальных) встреч в Крыму

Ялта. Набережная
Освоение южных территорий, присоединенных к Российской империи в конце XVIII века и долго еще остававшихся малозаселенными, было непростой задачей. Для них трудно было подобрать хозяйственную специализацию. Слабая заселенность этих мест русскими, непригодность многих земель для сельского хозяйства вследствие экстремальности природных условий и другие факторы делали освоение пространств юга России и в особенности Крыма в высшей степени затруднительным. Рекреация была важна для общего подъема края и закрепления его за империей.

Первой среди российских монархов Крым посетила Екатерина II, а первый пример систематического отдыха в Крыму дал Александр II: императорская семья и лично Александр II стали активными и подчеркнуто демонстративными сторонниками летнего отдыха в Крыму.

Особая привязанность к Крыму сохранялась и у последующих российских императоров и членов их семей. Осталась масса воспоминаний, свидетельствующих об искреннем интересе к этому региону первых лиц государства Российского.

С 1860-х годов Крым становится приоритетным местом императорского летнего отдыха, и на полуострове создается соответствующая инфраструктура, предельного уровня роскоши. Основной императорской резиденцией стала Ливадия. В Крым начинают приезжать государственные деятели разных стран. Визиты их, как правило, неофициальны.

Выбор места для резиденции

Мыс Ай-Тодор
В качестве основной резиденции была выбрана Ливадия, по сути — пригород Ялты. Алупка с ее изысканным дворцом и великолепным прибрежным парковым комплексом не использовалась. И дело здесь не столько в неприкосновенности имущества графа Воронцова и его потомков, сколько в удаленности Алупки: даже в конце XIX века она оставалась расположенной крайне неудобно. Дворец графа Воронцова, построенный в 1828-48 годах, стал точкой роста на Южном берегу Крыма. Он играл политическую роль (как своего рода Воронцовский «тьмутараканский камень»). В практическом же отношении им можно было любоваться, но сложно пользоваться. Воронцовский дворец был категорически не пригоден в качестве рекреационного места. Для формирования системы расселения Южного берега Крыма нужен был населенный пункт с центральными функциями, каковым и стала Ялта.

Императорская семья приобрела Ливадийское имение в 1861 году, а впервые прибыла в Ливадийские дворцы в 1867-м. Ливадия оказалась на виду не только у Ялты, но и всей Империи, и пребывание во дворце императорской семьи, отдельных представителей российской знати и самого императора стало прекрасной рекламой для Крыма в целом. Выбор места для императорской резиденции был обоснован прежде всего с этой точки зрения.

Организация визитов императора и членов его семьи

Гурзуф
Императорские визиты в Крым являлись аналогом каннских кинофестивалей ХХ века во Франции. Судя по описаниям, император и его семья не делали ничего необычного. Например, в 1869 году рутина царской жизни в Ливадии такова: «Жизнь здесь была проста и приятна. Царь вставал рано, прогуливался по парку и купался в море. Часть дня он посвящал государственным делам, свободное же время зачастую уходило на прогулки по Ялте и ее окрестностям. Управляющий Ливадийским имением Я.М. Лазаревский приобрел для этой цели экипажи, фаэтоны, двух- и четырехместные коляски, шарабаны и кабриолеты, сделанные в «Придворном экипажном заведении»... Легкие и подвижные, они прекрасно подходили для здешних дорог. Порой прогулки совершались верхом». Император с семьей и его приближенные совершают поездку в Севастополь, где посещают Херсонес (монастырь, музей с раскопками, храм и строящийся собор).

Периодически в Ливадии устраивались увеселительные мероприятия. Это были праздники не только для царской семьи, но и для всей Ялты. По существовавшему этикету, на них присутствовало множество приближенной к императору знати. Например, в 1869 году празднования проходили так: «Императрица с детьми прибыла в Крым на пароходе «Тигр» 16 июня 1869 года. Император прибыл 20 дней спустя, а через месяц отмечался День Тезоименитства Императора, по поводу которого 30 августа был устроен праздник с фейерверком, хором и оркестрами, скачками и джигитовкой. День Тезоименитства превратился в грандиозный праздник. Впоследствии подобные праздники стали традиционными. Они значительно оживляли монотонную, размеренную жизнь тогдашнего Южнобережья и, конечно, способствовали привлекательности курорта».

Внимание императорской семьи к Крыму сохранялось вплоть до 1917 года. Образ жизни первой семьи государства в Крыму оставался примерно таким же, с небольшими вариациями.

Рекреация в Крыму представителей высшего социального и имущественного слоя государства

Гаспра. Дворец князя Голицына
С 1870-х годов Крым становится популярным местом отдыха российской знати и богатых людей империи. Активно идет строительство шикарных дач и резиденций для временного сезонного проживания. Формируется уникальность отдельных мест Крыма. Государство также способствует освоению полуострова именно как уникального региона. Дешевые земли, помощь в создании инфраструктуры (строительство дорог, водопровода, канализации и т.д.) способствуют привлечению в Крым состоятельного населения.

Императорская семья подала пример, начав регулярно посещать Крым и инвестировав собственные средства в его освоение. Этому примеру по старой российской традиции стали следовать все, кто не хотел прослыть диссидентом и стремился сделать успешную карьеру. Когда-то создание новой российской столицы, Петербурга, обернулось тем, что в 1714 году Петр I запретил строительство каменных домов в Москве. Это характерный пример развития нового места со столичными функциями. В случае с Крымом как местом летнего отдыха такого рода внешних ограничений не было, но те, кто собирался его осваивать, получали массу льгот. Летний отдых («отпуск») российская знать должна была использовать для поездки в Крым. Это было и модно, и патриотично, поскольку так поступал сам император.

Процесс освоения Южного берега был четко локализован в пространстве. С покупкой Ливадийского имения императорской семьей Большая Ялта стала быстро развиваться как город и место ежегодного (в основном летнего) отдыха высшего российского общества. Превращение Ливадийского имения в императорскую резиденцию стало толчком для роста и Ялты, и Южного берега Крыма в целом. Сюда систематически стали приезжать многочисленные отдыхающие и путешествующие.

Процессы рекреационного освоения Крыма вызвали естественные экономические следствия: земли под резиденции и дачи на Южном берегу стали предметом активной купли-продажи. Приобретение земли в Крыму становится нормой для состоятельных россиян. Цена земли стремительно растет, а ее продажа становится прибыльным делом. Если в конце XVIII века земли в Крыму просто раздавались, то в конце XIX века они стали выгодным товаром. Столь разительное изменение связано с тем, что в результате проделанной громадной работы по освоению полуострова был создан благоприятный инвестиционный климат. И дело не столько в строительстве дорог и прочих объектов инфраструктуры, но и в том, что наступил новый период освоения Крыма. Разрушительная Крымская война была в этом отношении очень важна: в результате ее из Крыма эмигрировала значительная часть тюркского населения и заехало большое количество русских. После Крымской войны начинается бум рекреационного и в целом хозяйственного освоения региона. Примерно в той же ситуации Крым оказался и сегодня, пережив (и продолжая переживать) период распада Союза и формирования новой структуры пространства.

Ливадийский дворец
Не станем приводить конкретные примеры строительства дач, домов, парковых ансамблей для российской знати и состоятельных людей в Крыму. В конце XIX века это явление приобретает поистине массовый характер. То, что граф Воронцов делал в первой половине XIX века, множество раз повторилось на Южном берегу Крыма в конце века, хотя постройки этого времени существенно отличались от имения графа Воронцова. Во-первых, новые домостроения были более скромными по масштабам. (Правда, после 1920 года в отдельных дачах спокойно разместились санатории на десятки мест, но все равно постройки стали менее помпезными.) Во-вторых, новые рекреационные домовладения создавались в более удобных местах Южнобережья. Воронцовский дворец выделялся не только роскошью и необычной архитектурой — его уникальность подчеркивало и крайне неудобное расположение: до удивления дорогой проект, смысл которого, как уже упоминалось, заключался в символичности самого факта его осуществления.

Первое и второе отличия рекреационных построек российской знати и богатых людей связаны с рядом факторов: прежде всего, строительство велось на собственные средства, а не за счет государственной казны; строили, как правило, для того, чтобы отдыхать, хотя бы раз в год, а не только демонстрировать мощь Российской империи, как в случае с Воронцовским дворцом.

Развитие рекреационной специализации в Крыму, ориентированное на высшее общество, — весьма сложный процесс. Он не должен оцениваться как следствие лишь того обстоятельства, что российской знати некуда было девать деньги и в этой связи она выбрала местом своего отдыха Крым как уникальное и экзотическое место. Это далеко не так.

Мыс Ай-Тодор. Дворец "Кичкинэ"
Во-первых, транспортная доступность Крыма была необыкновенно низкой. И не случайно первые поездки императорской семьи в Крым совершались по морю. Сухопутный путь был возможен, но носил столь мучительный характер, что императорская семья (даже она!) с трудом могла перенести его физически. Это был уже не отдых, а серьезное испытание. Кроме того, поездка занимала бы слишком много времени.

Во-вторых, сервис, который мог быть оказан российской знати в Крыму, был явно хуже того, что она могла получить за аналогичные деньги на западных курортах. Тем не менее, представители российских высших слоев отдыхают именно на своей территории, преодолевая для этого громадные расстояния и получая сервис весьма сомнительного качества.

В-третьих, отдых в Крыму был весьма дорогостоящим, и дело не столько в единовременных, сколько в общих затратах. Даже без учета качества сервиса, для отдыха в Крыму нужны были едва ли не большие средства, чем для отдыха за пределами Российской империи.

Тем не менее, рекреационная специализация Крыма развивалась. В основании этого процесса лежали не столько уникальность места с его «неповторимой» природой или причуды российской знати и богатых людей. Главное — освоение новой территории. Рекреация была одним из возможных направлений достаточно быстрого освоения полуострова в соответствии с российскими стандартами. Эта возможность интенсивно использовалась, и государство всячески стимулировало активность своих граждан в избранном направлении.

Ялта. Дом-музей А.П.Чехова
С экономической точки зрения рекреация в Крыму изначально не была дешевой: отдых в Крыму всегда был дорогим удовольствием. В Российской империи он являлся привилегией состоятельных слоев. В СССР стал объектом патронажа со стороны государства, которое инвестировало в рекреационную сферу столько средств, сколько было необходимо для освоения полуострова. После 1991 года наступил кризис. Оказалось, что себестоимость крымских рекреационных услуг непомерно высока, а качество обескураживающе низко. Однако это «открытие» не вполне ново. Так было всегда, но, как правило, вопрос решался в пользу освоения. К настоящему времени искомый уровень освоенности Крыма, вероятно, достигнут, и рекреация поставлена в условия выживания. По факту это означает разорение некоторых ее направлений.

Массовый туризм (в определенном регионе) возникает тогда и существует до тех пор, пока сохраняется необходимость его освоения. Когда искомый уровень достигнут, интенсивность и численность туристических потоков резко снижаются.

Сегодня уже Украине предстоит ответить на вопрос: чья это земля? Причем отвечать нужно не на языке политических деклараций, а на языке инвестиционных программ и — шире — программ освоения данного региона.

Рекреация в Крыму интеллигенции и видных людей государства, не занимающихся государственной деятельностью

Чтобы подчеркнуть важность роли украинской интеллигенции на новом этапе освоения региона, мы приводим описание поведения российской интеллигенции в предыдущие периоды освоения Крыма.

С конца XIX — начала XX веков в массовом сознании Крым начинает ассоциироваться со многими звучными именами из числа российской интеллигенции, как бы подающей пример всем образованным слоям российского общества. Интеллигенция малочисленна, но весьма заметна. С Крымом связана масса замечательных имен российской литературы и науки: полуостров находит отражение в их творчестве; сюда переселяются на постоянное жительство многие известные люди Российской империи. Устойчивый интерес видных интеллектуалов и интеллигентов к Крыму превращал его в действительно уникальный регион и способствовал росту популярности.

С 1870-х годов не для всех членов российского общества российский император является образцом для подражания — для многих альтернативой становится интеллигенция. Демократические, революционные движения — почти норма для последней четверти XIX века. Интеллигенция внесла значимый вклад в освоение Крыма как рекреационного района. Дворцы представители российской интеллигенции не строили, но дачи покупали и самое главное — сами приезжали в Крым. Летом здесь можно было встретить не только императора и его близких, но и многих известных писателей, художников, артистов столичных театров.

Регион стал восприниматься не только как центр привилегированного отдыха, но и как необыкновенно интересное место. В летнее время Ялта (конец XIX — начало XX веков) становилась аналогом американского Беверли-Хиллс: сам по себе этот район мало интересен, но здесь можно воочию увидеть киноактеров и прочих всенародных героев. В конце XIX века количественный состав российской интеллигенции был куда скромнее по сравнению с армией современных американских киноактеров, но последние откровенно уступали многим из русских интеллигентов по известности и популярности среди соотечественников. Их поездки в Крым объективно способствовали росту его популярности и развитию рекреационных функций в масштабах всей Российской империи.

Отметим характерные черты рассматриваемого направления массового туризма.

1. Нормой были почти ежегодные собрания в Крыму известных интеллигентов России (в основном в теплое время года). Многим «сторонним наблюдателям» было весьма любопытно повидать «властителей умов» своими глазами. Крым посещали не в одиночку, а именно группами пишущей, поющей, лицедействующей общественности.

2. Имели место визиты знаменитых артистических коллективов, которые служили прекрасной рекламой региону. Например, в 1900 году в Ялту приезжал Московский Художественный театр во главе с К.С.Станиславским и В.И.Немировичем-Данченко. Событие широко освещалось в прессе и привлекло на Южный берег немало публики.

3. Происходили и совершенно необычные мероприятия. Например, осенью 1898 года Шаляпин, Рахманинов и другие замечательные русские артисты дали концерт в Воронцовском дворце, где по такому случаю отмечалось настоящее скопление известной в России литературной и художественной публики. При свете звезд и луны великий композитор и великий певец исполняли русские шлягеры тех дней. Такого рода мероприятия получали широкий резонанс и не могли не стимулировать приток туристов на полуостров, оставшись не только в истории Крыма, но и будучи активно обсуждаемы современниками.

4. Некоторые из известных имперских интеллигентов жили в Крыму весьма продолжительное время, хотя причины их переезда сюда нередко были вполне трагическими. Самый характерный пример связан с А.П.Чеховым. Крымский климат не помог излечить его болезнь. Сам Антон Павлович Крым не любил и в письмах отзывался о нем весьма нелестно. Однако письма Чехова стали достоянием гласности много позднее. В его же времена было известно лишь то, что даже Чехов постоянно живет и лечится в Крыму.

5. Не происходило концентрации известных людей лишь в каком-то одном месте Южного берега Крыма: они активно посещали разные его участки, благодаря чему складывалась специфика побережья. В некоторых местах собирались писатели и поэты, в других — художники, и так далее. Характерным примером здесь может быть Коктебель, «приватизированный» художественно-поэтическим сообществом «Серебряного века».

6. Отчасти следуя общему увлечению, на Южном берегу Крыма жили и отдыхали многие люди, не имевшие отношения к российской аристократии или художественным кругам. Это было важно в том плане, что регион становился не только местом сбора артистической богемы или знати — но центром именно массового, предельно демократического (в тех исторических условиях) отдыха.

Примером такого рода визитов может быть отдых в Крыму родственников В.И.Ленина (он любопытен ввиду детальной изученности траекторий перемещений всех членов семьи вождя пролетариата). В сентябре 1898 года в Алупке отдыхала сестра Ленина, Анна Ильинична Ульянова-Елизарова. Повторно она посетила Алупку в 1909 году вместе с матерью Марией Александровной. Таким образом, умеренно состоятельные люди, не имевшие отношения ни к знати, ни к наиболее состоятельным слоям империи, ни к артистическим кругам, проводили время на Южном берегу и повторяли свои визиты. Последнее обстоятельство — повторяемость поездок — исключительно важно для воспроизводства массовых туристических потоков.

7. Примером сохраняющегося интереса к Крыму постсоветской интеллигенции могут быть такие культурные «тусовки», как Боспорский форум, проводимый под горделивым девизом «Эстетическая ось мира проходит через Крым». Участниками форума стали такие известные люди, как Фазиль Искандер, Михаил Гаспаров, Василий Аксёнов, Андрей Битов и др.

(По материалам: Д.В.Николаенко, Т.В.Николаенко
«История и региональные особенности мирового туризма», 1998)