Нескучное место

Дмитрий НИКОЛАЕНКО

Чувство «паруса»

Не бывает скучных мест. Бывают скучные люди. Феодосия подарила миру одного из самых странных романтиков — Грина (Александра Степановича Гриневского). Человек, который не имел практически ничего. Человек беспредельно одинокий, живший в крымском пространстве и выпавший из российского имперского и советского времени. Читая книги Грина, нельзя сказать, когда и где они написаны. Это могло быть любое время и любое место. Если Жюль Верн рвался вперед и постоянно опережал время, подсказывая ему технические новации и их применение, то Грин всегда рвался «внутрь-и-в-сторону».

Предельная убогость внешней обстановки жилья Грина только оттеняет его нездешний характер. Самое важное в его домашней обстановке — море. Все остальное не имеет значения.

Один из романов Грина называется «Дорога никуда». Название отчасти символическое. Роман жизни самого Грина можно было бы назвать «Дорога…», где в конце нельзя ничего поставить. Пока не ясно, откуда взялось то, о чем писал Грин. Ни его биография, ни его внешнее окружение не могли стимулировать написание того, что написано. На гражданскую войну он отреагировал «Алыми парусами»!

Книги Грина были «неактуальны» в Российской империи (его литературный дебют состоялся в 1906 году). Они были более чем странными в СССР с его социалистическим реализмом. Они кажутся еще более странными в СНГ... Гриновская духовность в сочетании с шокирующей убогостью его материального окружения поразительно контрастирует с непрекращающимися массовыми стонами обывателей об «оскорбительно низком жизненном уровне» и их же заботами о том, как сбросить лишний вес.

Живут книги — живет человек. Феодосия — город, где продолжает жить Александр Грин.

Чувство моря

Айвазовский — всемирно известный художник. Он поражает многим. И в том числе тем, что написал тысячи картин (это действительно невероятно много). Айвазовский писал почти всегда исключительно море. Когда начинал писать людей или сушу, ничего не получалось. Айвазовский удивляет тем, что, будучи выходцем из семьи бедных феодосийских армян, практически всю жизнь прожил в Феодосии. Даже став очень известным человеком, получив практически все титулы, которые могли достаться художнику в Российской империи, он оставался жителем периферийного вечного города.

Чувство места

Андрей Битов и Дмитрий Лосев
Максимилиан Волошин — странный человек, писатель, художник. Нельзя сказать, что его стихи и тем более прозаические произведения — шедевры. Но это очень необычные произведения. Нельзя сказать, что Волошин — великий художник. Но его акварели пронизаны удивительным чувством света, где пространство—время растворяются в мягких цветах диковатого восточного берега Крыма. Но все «нешедевры» приобретают реальную значимость, преломляясь в личности Волошина.

«Ценность измеряется одним — единицей вложенности жизни». Скорее всего, так и есть. Волошин не просто писал стихи и акварели. Он жил стихами, акварелями, Крымом. После знакомства с биографией невольно стремишься еще раз посмотреть его картины, прикоснуться к его стихам. И тогда они превращаются в шедевры. Так личность Макса преображает творчество Волошина.

Доказательство истинности стихов и картин Волошина в том, что в тяжелейшие времена их автор ни разу не изменил себе. Даже революция 1917 года и гражданская война в Крыму не стали основанием для того, чтобы менять образ жизни и тем более убеждения. Прошло время. Волошин оказался во многом прав. Он со своими странноватыми стихами и картинами пережил коммунизм и остается все тем же непричастным человеком с удивительным чувством места и категорическим отсутствием чувства времени. А отсутствие времени — шаг к вечности.

Чувство традиции

Феодосия очень необычна и тем, что даже в нынешних условиях продолжает притягивать к себе устойчивый художественный интерес. Эстафета Айвазовского, Волошина, Грина, Богаевского и многих других, увидевших нечто непреходящее в Феодосии, Киммерии, подхвачена. Один лишь факт: начиная с 1997 года, стали публиковаться тексты, невольно обращающие на себя внимание. Это серия краеведческих работ, изданных под редакцией Дмитрия Лосева в издательском доме «Коктебель»: историко-краеведческий и литературно-художественный альманах «Крымский альбом», «Киммерийские этюды» Владимира Купченко, «Я к нагорьям держу свой путь» Максимилиана Волошина, «Крымские очерки. Год 1913-й» Сергея Елпатьевского и многое другое.

Почему в Феодосии сохраняется жар культурной работы? Почему она ответила на безвременье попыткой сохранения традиции?

«Богом данный» отдых

В альманахе немало материалов по крымской рекреации. Они в полной мере касаются и Феодосии.

Но у Феодосии отличные перспективы. Дело в том, что летний приморский отдых является только одним из очень многих видов рекреации. Он — не единственный, и гипертрофированное внимание к нему в советский период было делом сугубо временным. Снижение интереса к купанию в море как основной форме отдыха порождает интерес к иным видам рекреации. В частности, возрастает значимость культурно-исторического наследия Крыма. Оно становится хорошим рекреационным товаром. И нужно научиться его продавать. Пример культурной рекреации вот уже несколько десятилетий демонстрирует Коктебель.

Что касается летнего приморского отдыха, то одним из лучших мест в Восточном Крыму безусловно остается турбаза «Приморье». Она расположилась в Коктебеле у подножия подернутых синевой скал Карадага. В конце XIX века здесь была небольшая болгарская деревня. Ее размеренный быт нарушал только Волошин, который завел более чем странный по тем временам и для деревенских болгарских жителей обычай нудистского купания.

Турбаза «Приморье» построена в 1956 году и первоначально была пансионатом для автотуристов. В 1965 году она радикально обновилась. Появился большой парк, новые корпуса. Был создан полный комплекс услуг. В СССР денег на крымскую рекреацию не жалели. Важное достоинство «Приморья» в том, что здесь есть чем заняться в любое время и при любой погоде. Но, конечно, основное — это море с замечательным пляжем.

«Руками можно трогать!»

Люди не любят ходить в музеи, и на то у них немало оснований. Обычно это скучнейшее мероприятие. Большая часть посещений музеев у обычного человека приходится на детский период. Потому и сохраняется столь тоскливое отношение к этому виду рекреации. Традиционная неприятность, которая ждет вас в музее, — категорическая невозможность ничего трогать руками и ни на что не садиться.

Господа, есть приятная новость: в коктебельском музее дельтапланеризма все, АБСОЛЮТНО ВСЕ можно трогать руками. Этот музей, кажется, и создан для того, чтобы здесь все всё трогали руками, присаживались куда захочется и пробовали примерять музейные экспонаты к себе. Уверяем вас, это очень необычное занятие.

С дельтапланеризмом в Крыму связано многое. Как-то внук художника Айвазовского и выдающийся летчик, победитель «штопора» К.К.Арцеулов предложил в окрестностях Феодосии проводить слеты планеристов. Идея понравилась и прижилась. В 1920-е годы в Коктебеле начинается бурное развития планеризма. Через школу Коктебеля прошел каскад летчиков и конструкторов первой величины.

Порт и нефтетерминал

В конце XIX века началось строительство нового феодосийского порта, длившееся с конца 1891 года до июня 1895 года. Порт был торжественно открыт министром путей сообщения князем М.И.Хилковым 9 (21) сентября 1896 года.

Современный феодосийский порт универсален и хорошо механизирован; дополнительным достоинством является то, что он не замерзает. Порт принимает до 40 наименований сухих и широкий спектр нефтеналивных грузов — от бензина и эфира до сырой нефти. Универсальность феодосийского порта становится исключительно важной в современных условиях. Специализированные порты, часто с отличными характеристиками, но с узкой специализацией, попали в тяжелое положение, став жертвой новой геополитической ситуации.

В условиях жесткой конкуренции с иными портами Черного моря феодосийский имеет хорошие показатели: покупается новая техника, внедряются новые виды разгрузочно-погрузочных работ, внедрена система затарки удобрений в мешки.

Феодосийский порт имеет отличные шансы для маневра. Можно сказать однозначно, что феодосийский порт не повторит показатели Роттердама, но и не будет иметь проблем с занятостью своих работников.

Нефтехранилище в Феодосии начали сооружать одновременно с портом. Начало было положено в 1891 году. В дальнейшем оно совершенствовалось и постоянно расширялось. В 1965 году нефтебаза №1 была полностью переориентирована на работу с темными нефтепродуктами, а нефтебаза №2 — со светлыми. К 1970 году объем перевалки составил около 2 миллионов тонн.

1991 год принес большое количество проблем. Пришлось быстро адаптироваться к новым и порой неожиданным требованиям в столь консервативном деле, как перевалка нефтепродуктов. В 1997 было принято решение о перевалке сырой нефти. Началась широкомасштабная реконструкция предприятия. Создается действительно уникальный технологический комплекс, позволяющий производить перевалку светлых и темных нефтепродуктов, а также нефти с применением современных технологий.

Дело — табак!

Курение вредно. Нет слов. Но люди курят, и отсутствие сигарет еще никого не сделало более счастливым. Поэтому нужно оценивать табачную фабрику в Феодосии как нечто весьма позитивное в экономическом отношении.

Феодосийская табачная фабрика была основана в 1861 году фабрикантом Стамболи. Разоренный Крымской войной регион стремительно возрождался. Правительство империи активно стимулировало инвестиции и инициативу. На этой волне и возникла табачная промышленность Крыма. Феодосийская фабрика Стамболи сразу стала одним из крупнейших и лучших табачных предприятий Российской империи. Папиросы и курительный табак фабрики Стамболи имели очень преданных покупателей.

Бывший особняк феодосийского табачного короля Стамболи возведен по проекту известного московского зодчего О.Э.Вегенера в 1914 году. Строительство обошлось в колоссальную по тем временам сумму — миллион сто тысяч рублей. Особняк выстроен в мавританском стиле, весьма модном в архитектуре Крыма в конце XIX — начале XX вв.

Неповторяющиеся фасады, чередование куполов и изящных труб минаретов оставляют неизгладимое впечатление. В наружной и внутренней отделке широко применены мрамор, майолика, лепные украшения, ценные породы древесины. Подлинными шедеврами искусства являются камины, мраморный фонтан в зимнем саду, кованные металлические решетки.

С весны 1921 года особняк превращен в санаторий для рабочих Петрограда, Москвы, раненых красноармейцев.

Сегодня усилиями нескольких горожан продвигается идея создания на базе особняка Культурного центра К.Ф.Богаевского.

9 марта 1990 года на фабрике случился страшный пожар, огонь уничтожил практически все. Не подлежало восстановлению даже здание фабрики. Решения были почти военные: оперативно из различных уголков еще существующего СССР было получено нужное оборудование. Через четыре месяца после пожара фабрика заработала.

Украинский рынок производства и продажи табачных изделий очень необычен. Из 11 табачных фабрик Украины 6 принадлежат американским компаниям. Штатовцы контролируют 96-98% акций. Агрессивный грамотный маркетинг, мощные (по украинским меркам) инвестиции обеспечили шестерке украинско-американских табачных СП успех на рынке.

И дым Отечества нам сладок и приятен... (южнобережные греки)
Из оставшихся без иностранных инвестиций пяти фабрик Украины только феодосийская наращивает объемы производства. В 1998 году рост составил 19,8 %. Это очень много на фоне общей деградации украинской экономики, которая тянет на дно всех и вся.

Есть серьезные основания считать, что у Феодосийской табачной фабрики имеются отличные перспективы. Они связаны со следующим:

Положение в украинской экономике будет устойчиво ухудшаться. То, что можно наблюдать в 1999 году, только прелюдия к более серьезным экономическим аккордам украинской федерализации.

В таких условиях наиболее уязвимыми становятся предприятия-производители, имеющие иностранных инвесторов. Они будут подвергнуты своеобразному «разорению». Подтверждением тому пример с инвестициями корейской компании Daewoo в Запорожский автомобильный завод. И это не исключение, столь же уязвимыми являются и украинско-американские табачные фабрики.

У Феодосийской табачной фабрики есть возможность создания СП не с американскими компаниями (история балканского кризиса показывает, сколь негативным может быть отношение к США и всему тому, что связано с торговой маркой made in USA), а с российскими. Это вопрос будущего.

«Феодосия — Дубай»

Город не однажды давал примеры драматического распада и быстрого возрождения. И на это каждый раз были свои причины. Вот и теперь Феодосия оказалась перед выбором.

В СССР государственная граница была практически непроходима. Порт Феодосии был ориентирован в основном на каботажное плавание. Именно в это время в городе создавались новые производственные специализации, позволившие закрепить здесь большое количество русского населения. Ударными темпами возводилось жилье. Народонаселение города резко выросло.

В 1991 году СССР не стало. Процессы распада коснулись всех. Промышленность города тоже попала в тяжелейшее положение. Но Феодосия город особый. Его позиционные характеристики способствуют оперативной замене производственных функций.

В новых условиях и в СНГ, и в особенности в Украине сухопутная внутренняя государственная территория становится все более и более «непроходимой». Это связано с массой бюрократических преград, драматическим ухудшением состояния транспорта и отсутствием средств на его реконструкцию. Вероятно, наиболее важным следствием этого процесса станет федерализация Украины (см., в частности, статью А.Никифорова в «ОК», №1, 1999).

Современные прожекты соединить Кубань с Керчью мостом носят, в первую очередь, политический характер. Это символ. Мост не построят, но связи федеральной России и федерализирующейся Украины будут восстановлены. В таких условиях роль феодосийского порта, обслуживающего экономические связи Украины и России, резко возрастает. В перспективе это станет важнейшей функцией города.

Весьма возможным может стать вариант развития Феодосии по аналогу с Дубаем — территорией, которая за счет своего порта и льготного внешнеторгового законодательства создала фантастическую зону «открытой» торговли. Ориентация на контейнерные перевозки широкого спектра товаров и реализацию товаров непосредственно в Феодосии в перспективе может стать важным стимулом реального обогащения города.

Такой вариант не носит утопического характера. Но необходимо выполнение нескольких условий. Во-первых, процесс федерализации Украины должен зайти достаточно далеко. Во-вторых, Крым должен иметь не только свою конституцию, но и систему законодательных актов, позволяющих проводить относительно независимую экономическую политику на региональном уровне. В-третьих, важно, чтобы были сформированы разумные отношения между Симферополем и Феодосией. И, наконец, необходимы совместные усилия руководства города и горожан.

Феодосия — вечный город. В него не ведут все дороги, как в Рим. Но на протяжении 2600 лет через Феодосию проходят многие пути.

«ОК», №4
май-июнь 1999 г.

Музей древностей

В Феодосии расположен один из первых в России—СНГ археологических музеев. Он был основан в 1811 году Семеном Михайловичем Броневским, занимавшим в то время пост градоначальника.

И сегодня музей — значительное явление. Его фонды насчитывают более 80 тысяч экспонатов, научная библиотека — свыше 15 тысяч томов. Музейное собрание отражает характер природы Крыма, историю и культуру народов, населявших полуостров в прошлом и живущих здесь ныне: греков, тавров, скифов, сармат, хазар, армян, итальянцев, болгар, караимов, крымских татар, украинцев и русских. В естественный мир природы переносят красочные диорамы ландшафтов: равнина Феодосийского залива, предгорье юго-восточного Крыма, гора Тепе-Оба, бухты Карадага...

Музей славен своими традициями. Сегодня они сохраняются во многом благодаря его директору Евгению Катюшину и главному хранителю древностей Татьяне Татаринцевой.

Минут эпохи, а музей останется. В вечном городе и музеи нетленны. Кто бы ни побывал в Феодосии, он обязательно заглянет в уютное здание на проспекте Ленина, 11, где сегодня расположился краеведческий музей — своеобразное окно в прошлое, позволяющее увидеть будущее.