Орден на груди Человечества

Дмитрий НИКОЛАЕНКО

Ореанда. Беседка
Мало кто из крымчан не знаком с утверждением «Крым — орден на груди планеты Земля». Обосновывается же этот странноватый тезис, в первую очередь, крымской рекреацией. Еще недавно полуостров был всесоюзной здравницей, т.е. местом, где люди отдыхали и оздоравливались. В других регионах Союза они работали и старели. Но вот СССР не стало, а всесоюзная здравница осталась (как тень отца Гамлета). О СССР вспоминают все реже, но предметом региональной гордости и надежд на благополучное будущее по-прежнему остается тот факт, что еще десять лет назад в Крым приезжали на отдых многие миллионы.

Приступая к подготовке тематического номера, посвященного рекреации в Крыму, мы были уверены в том, что это будет нелегкая работа. Материалов много, и нужно каким-то образом вместить их в маленький тематический номер. Работа действительно оказалась не из легких, но по иным причинам.

Особый блок в номере должна была составить аналитика.

Традиционное представление об управлении базируется на том, что управленцы понимают происходящее. Вот и в Крыму рекреацией вроде бы управляют: во всяком случае, есть органы управления и энергичные управленцы. И то, что последние, как правило, не имеют профессиональной подготовки в области рекреации, не так важно: вызывающий недостаток профессионализма у сотрудников Министерства по курортам и туризму АРК может быть компенсирован солидной компетентностью крымских специалистов по рекреации. Но…

Гурзуф. Вид на деревню, ныне не существующую мечеть и генуэзскую крепость
В результате анализа массива крымских научных публикаций 1992-98 годов мы обнаружили, что развитие рекреационной специализации Крыма и ее современное положение не являются проблемой научной рефлексии для крымских специалистов! Об этом можно судить по низкому проценту рекреационной проблематики в общем объеме научных публикаций (из 626 проанализированных научных публикаций только 8 статей — менее 1,5%! — посвящены рекреационной тематике). Полученное число — 1,28%, если быть точными, — несмотря на свой шокирующий характер, легко объяснимо.

Рекреационная отрасль Крыма изначально формировалась с ориентацией на решение сугубо конкретных вопросов по приему и обслуживанию советских граждан, отправляемых советским руководством на полуостров восстанавливать свои силы. А такая работа не нуждается в особой аналитике. Поэтому самостоятельной рефлексии по принципиальным проблемам развития рекреации в регионе никогда не существовало. Единственной принципиальной новинкой в последние годы стал вопрос о маркетинге: «вписывании» Крыма в рекреационный рынок стран СНГ. В результате сегодня нет адекватного понимания происходящих процессов, как нет и понимания сути изменений рекреационных потоков в постсоветском пространстве.

Островные идеологические страхи

Крымские специалисты по рекреации старательно избегают двух тем.

Гурзуф. Набережная
Первая «страшная» тема связана с СССР. Оказывается, об этом могучем государстве, перекрасившем половину карты мира в красные цвета, вспоминать не совсем прилично. В связи с этим вопрос о причинах роста крымской рекреации в советское время неизбежно наталкивается на стену молчания. Получается, что рекреация в недавнем прошлом существовала в Крыму сама по себе и никак не связана со страной, раскинувшейся на 1/5 часть суши. Молчаливо утверждается, что десяток миллионов туристов, прибывавших ежегодно в «Крым советский», — достижение исключительно самого Крыма, а не политики СССР по освоению этого геополитически напряженного региона. Якобы дело, прежде всего, в замечательных рекреационных ресурсах острова. Упорно не замечается, что единственной «грудью», нуждающейся в таком ордене, был Союз.

Вторая «страшная» тема — это реальность крымской рекреации. О реальном состоянии — именно реальном, а не будущем или желаемом — никто говорить не хочет (или не может?). Систематического представления о том, что творится с крымской рекреационной сферой и в каком она состоянии, похоже, нет ни у кого.

Дальше — больше. Похоже, реальность вообще мало кому интересна. Ее боятся! Провести исследование реальности не представляет особого труда: методики существуют, не нужно и большого количества времени и средств. Однако ничего не делается: на исследование реальности крымской рекреации наложено табу.

Островные повседневные страхи

Мы контактировали со многими людьми, занятыми в различных областях рекреационного бизнеса. Выяснилась странная ситуация: люди откровенно боятся говорить об истинном положении крымской рекреации. Казалось бы, что может быть тривиальней экономики здравниц или экономических оснований работы туристической компании? Однако на деле это темы, которые никто и ни под каким видом не хочет обсуждать. Показывают нормативные документы, произносят общие слова, но не более. Практически все просят не упоминать их имен (даже в тех случаях, когда речь идет о совершенно банальных вещах).

Корень проблемы видится в одном из постулатов крымского регионализма: «За Перекопом для нас земли нет», из чего вытекают два вполне противоположных следствия. Первое: чрезвычайно трепетное и активное отношение к своему острову: он — единственное место на Земле, о котором стоит заботиться. Второе: нужно слушаться начальства и вести себя в соответствии со строго определенными правилами. Остров очень мал, все здесь знают друг друга. Непослушание, необдуманное поведение гарантируют неприятности. Стать маргиналом в душном сообществе – значит погибнуть.

Сколь ни печально, многие следуют вторым путем. В результате крымская рекреация все сильнее напоминает «Титаник», уходящий под воду. О погружении знают все, но помалкивают. Разве только сообщат по секрету, выдавая при этом весьма точные и корректные данные. Но даже самые бедолажные обитатели «третьего класса» побоятся испортить отношения с постоянно меняющимся командованием «Крымского рекреационного “Титаника”». А что делать? «За Перекопом (то есть за бортом «Титаника») — земли нет». Потому-то пассажиры-островитяне и утешают друг друга сказками о том, что «Титаник» становится самой большой подводной лодкой в мире...

Недоумения при подсчете денег

Исследование рекреации в Крыму неизбежно наталкивается на вопрос о коррумпированности в этой сфере.

По устойчивым слухам, после 1991 года крымская рекреация последовательно наращивает свою теневую часть, генерируя определенное количество нигде не учтенных денег. Но парадокс в том, что такого рода доходы совершенно не значимы ни в реалиях островной рекреации, ни, тем более, украинской экономики в целом. Русские любят преувеличивать, особенно когда речь заходит о доходах теневого бизнеса, но насколько можно понять из перепуганно-возбужденных рассказов обывателей, по итогам сезона речь может идти о реальных теневых доходах примерно в $45-50 тысяч — не более. В общем-то, копейки, которые к тому же «размазываются» по столу весьма немалого числа «пайщиков».

Об относительной несущественности рекреационных доходов говорит и тот факт, что приватизация курортно-туристической отрасли, по сути, отложена. Ибо тех, кто на Украине и в Крыму имеют право участия в приватизационных программах, были брошены на другие, более ресурсоемкие отрасли народного хозяйства.

Неизбежно возникает вопрос: стоит ли ради получения столь хлопотных и мелких нелегальных денег делать такой таинственный и мрачный вид? Ведь гораздо более значимые суммы можно получать посредством грамотного рекреационного маркетинга.

Узок круг этих рекреационеров…

Но дело, как это часто бывает, не в деньгах как таковых. Дело в поддержании региональной социальной инфраструктуры. Основной продукт специализации Крыма — региональное рекреационное сообщество. При любом исходе курортного сезона денег на поддержание элиты рекреационной инфраструктуры хватает. Из отрасли, уверенно обеспечивающей массовую занятость, рекреация в Крыму превратилась в отрасль элитарной занятости.

«ОК», №4, май-июнь 1999 г.