Послесловие

Ниже мы предлагаем взгляд, легший в основание известных решений российского МИДа и политической элиты, лоббировавшей «Большой договор»

...Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной является продуктом системы компромиссов, достигнутых в ходе переговорного процесса между договаривающимися сторонами.

С точки зрения придания динамики двусторонним отношениям, Договор имеет ряд достоинств. В то же время вступление Договора в силу не позволит решить существенный стратегический вопрос о путях построения отношений между Россией и Украиной в военно-политической области. В нем отсутствуют гарантии, которые могут снять озабоченность российской стороны в отношении пронатовской политики украинского руководства. Так, статья 6 Договора не исключает возможности вступления в какие-либо военно-политические блоки как Украины, так и России. Признание нерушимости российско-украинской границы позволяет украинскому руководству снять одно из важных требований к странам — соискателям права на вступление в НАТО: об обязательном международно-правовом закреплении государственных границ и отсутствии неурегулированных территориальных проблем с соседними странами. Данная статья позволяет каждой из сторон самостоятельно, сообразно международно-политической ситуации оценивать военно-политический характер соглашений, заключаемых с третьей стороной.

В тексте статьи 6 содержится обязательство сторон Договора не заключать с третьими странами договоров, направленных против другой стороны. Данное положение не затрагивает вопрос о заключении соглашений с военно-политическими блоками и международными структурами. В статье 7 имеются положения, подтверждающие возможность расхождения оценок военно-политической ситуации участниками Договора. Договор не содержит международно-правовых обязательств Украины о внеблоковом характере своей внешней и оборонной политики. Такой подход оставляет России лишь возможность оказывать влияние на позицию Украины в отношении НАТО, в основном через динамику развития систем двусторонних отношений без определенных международно-правовых обязательств украинской стороны.

В политической инициативе Россия проигрывает НАТО. С самого начала обсуждения идеи расширения НАТО Киев подчеркивал, что «ни одна из сторон не имеет права вето на прием в НАТО». Украинское руководство определяет основной внешнеполитической целью «интеграцию в европейские и трансатлантические структуры», имея в виду под последними и НАТО. 9 июля 1997 года в Мадриде на саммите НАТО была подписана Хартия об особом партнерстве между Украиной и НАТО, содержащая важное для приема в НАТО статусно-географическое признание Украины как части Центральной и Восточной Европы. Украинская сторона разворачивает на ведомственном уровне, при координации Совета безопасности Украины, работу по развитию сотрудничества с НАТО, включая рассмотрение военно-технических вопросов, предусматривая решение задачи технической совместимости украинской и натовской военной техники.

Политическое руководство Украины исходит из того, что особые, динамично развивающиеся отношения с блоком НАТО в первую очередь могут гарантировать безопасность и самостоятельность украинского государства.

Киев стремится институализировать двусторонние отношения с ЗЕС. В конце сентября 1997 г. посол Украины в Брюсселе Б.Тарасюк передал в ЗЕС закрытый меморандум, в котором украинская сторона в очередной раз заострила вопрос о «скорейшей институциализации» своих отношений с ЗЕС. В качестве обоснования приводится традиционный набор аргументов — от «уникальности геополитического места Украины в Европе» до «своевременности» получения Киевом соответствующей поддержки в деле противостояния «имперским замыслам» Москвы.

Динамично развиваются отношения Украины с США. Осенью 1996 года объявлено о стратегическом партнерстве Киева и Вашингтона. С мая 1997 года активно работает двусторонняя комиссия «Кучма—Гор». Украина стала третьим в мире государством по объему получаемой американской помощи. Конгресс США даже принял специальную резолюцию по ней. Заметное влияние на формирование политики Вашингтона в отношении Киева играет Американо-украинский консультативный комитет, где основной фигурой с американской стороной выступает З.Бжезинский.

Главным партнером Украины в Западной Европе является Германия, проводящая активную линию на вовлечение украинского государства в сферу своего политического и экономического влияния. Этот интерес объясняется, кроме чисто экономических выгод, также и тем, что немцы склонны видеть в Украине союзника, заинтересованного в совместном «сдерживании» России. Бонн отводит украинскому государству роль важного элемента, образующего вместе со странами Балтии, а в дальнейшем — и с Молдовой, своеобразный «буферный пояс» между Евросоюзом и Россией. В ходе официального визита в Киев в феврале 1998 г. Президент ФРГ Р.Герцог заявил, что политика ФРГ направлена на поддержание Украины во всех сферах, включая содействие ее интеграции в европейские и трансатлантические структуры.

Вступление в силу рассматриваемого Договора едва ли изменит позицию Украины по вопросам военно-политического сотрудничества с Западом.

Договором урегулирован вопрос территориальной целостности Украины вне политического контекста СНГ и Советского Союза, как это имело место в Договоре между РСФСР и Украинской ССР, в Соглашении о создании СНГ, а также в Уставе СНГ. Таким образом, в случае выхода из СНГ Украина будет иметь урегулированные границы, не обусловленные какими-либо политическими контекстами.

Статья 9 Договора в существующей редакции позволяет сторонам Договора давать официальные оценки разоруженческой политики другого участника Договора, пытаться вмешиваться в выполнение соглашений, заключенных с третьей стороной. Более того, в тексте данной статьи содержится термин «неукоснительное выполнение» соглашений в области сокращений вооруженных сил и вооружений, который допускает возможность действий или отсутствия действий сторон, основанных на пренебрежении своими международно-правовыми обязательствами. Термин «взаимодействовать» в данной статье оставляет возможность для давления и вмешательства в разоруженческую политику участника Договора в новом контексте, возникающем в ближайшее время после окончательного выполнения Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины по реализации Трехсторонних договоренностей между президентами России, США и Украины от 14 января 1994 г. и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины об утилизации ядерных боезарядов. Иных разоруженческих двусторонних обязательств, оформленных в договорно-правовой форме, между Российской Федерацией и Украиной не имеется.

Договором предусмотрено сотрудничество по вопросам восстановления прав депортированных народов (ст. 28). Понятие «восстановление прав» имеет достаточно широкое содержание, включающее политические, экономические и гуманитарные права. Представляется, что втягивание России в крымскотатарский вопрос является несвоевременным и может восприниматься в Крыму как вмешательство во внутренние дела, а выделение средств из российского бюджета на обустройство татар, переселившихся в Крым, в условиях экономического кризиса в обозримой перспективе нереально.

Договором также не урегулирован важный и острый вопрос о правах собственности на недвижимость за рубежом, ранее принадлежавшую СССР...

Из архива «ОК», 1999 г.