Время осваивать территорию — время выживать на ней

Со второй половины XIX века Крым интенсивно осваивался как рекреационный район. В него были вложены гигантские средства. Менялись политические и социальные стандарты российской социокультурной системы, но установка на значимость Крыма как рекреационного центра сохранялась. Процесс этот основывался не на уникальных рекреационных ресурсах Крыма, как принято считать, и не на том, что не существовало иных мест для полноценного отдыха. Смысл процесса — в освоении Крыма как русского анклава. И это имеет свою логику: русское население обосновалось в Крыму надежно; но в таком случае значимость Крыма как рекреационного центра драматически сходит на нет.

Начинает действовать иная логика освоения пространства в пределах российской социокультурной системы, предполагающая миграции из районов с высокой плотностью населения в районы с низкой плотностью населения, в частности, миграции трудовые, с целью зарабатывания денег. Так было в Российской империи, в СССР и в полной мере проявится в постсоветском пространстве. Для Крыма характерна относительно высокая плотность населения. Следовательно, по логике освоения пространства, отсюда должны «потечь» устойчивые миграционные потоки. Чтобы это случилось, нужны стимулы. В Крыму такой стимул один: зарабатывать на жизнь рекреацией становится все более и более непросто. Советские стандарты рекреации почили вместе с СССР. Сейчас же — год 1999-й, и на пороге курортный сезон, обещающий быть крайне тяжелым.

В Крыму дороже все: хлеб, молоко, сигареты, спиртное, а также одежда, обувь, предметы повседневного обихода. Дороже, чем на Кубани, порой дороже, чем в Москве. Благодарить за это надо Нацбанк Украины: курс гривны неоправданно высок. И это убьет рекреационный сезон 1999 года. Поэтому обвал гривны — лучшая забота о предстоящем курортном сезоне. Но одновременно и худшая рекомендация для организации повторной предвыборной кампании действующего президента. Так что предпочтения Киева предсказуемы.

С другой стороны, курс гривны — сегодня вопрос не столько экономический, сколько геополитический. Завышенный курс убивает не только крымскую рекреацию, но и торговый оборот между Украиной и Россией. Тем не менее, это Киевом поддерживается и будет поддерживаться. Леонид Кучма это называет «многовекторной внешней политикой»…

А пока — проезд в Крым из Москвы в три раза дороже, чем, к примеру, на Кубань. Вопрос о снижении ж/д и аэротарифов, конечно же, поднимался (не мог не подниматься) неоднократно. Но очевидно, что решать его Киев не хочет и не будет.

Киев и не должен решать эти вопросы. Именно потому, что крымская рекреация была средством освоения территории полуострова Россией, сегодня самое лучшее «решение» крымской проблемы — это окончательное отсечение российского рекреационного потока. Дело не в тех мизерных деньгах, которые в состоянии принести в украинский бюджет крымская рекреация, — дело в «переработке» территории в соответствии с новыми «незалежными» стандартами.

Точно так же России теперь предстоит «допереработать» Кавказ и кавказское побережье. В связи с этим в Чечне происходит то, что происходит, а Кубань ждет блестящее инвестиционное будущее (так же, как и ряд других территорий юга России). Можно с уверенностью прогнозировать, что в ближайшее время будут открыты «фантастические условия для отдыха» где-нибудь на территории Таджикистана или Казахстана. Что касается Крыма, то его территория достаточно переработана, и вполне возможно, что регионального родственного туризма и туберкулезолечения будет вполне достаточно для поддержания ее рекреационной инфраструктуры.

Время осваивать территорию – время выживать на ней. Поэтому сейчас наибольшую пользу принесет нашему острову стратегия, при которой мифы о рекреации уступят место трезвому анализу путей развития отрасли в новых геополитических координатах.

РОК
«ОК», №4
май-июнь 1999 г.