Города Тавриды

Наносы рек на сажень глубины
Насыщены камнями, черепками,
Могильниками, пеплом, костяками.
В одно русло дождями сметены
И грубые обжиги неолита,
И скорлупа милетских тонких ваз,
И позвонки каких-то пришлых рас,
Чей облик стерт, а имя позабыто.
Сарматский меч и скифская стрела,
Ольвийский герб, слезница из стекла,

Максимилиан Волошин
Татарский глет зеленовато-бусый
Соседствует с венецианской бусой.
А в кладке стен кордонного поста
Среди булыжников оцепенели
Узорная турецкая плита
И угол византийской капители.
Каких последов в этой почве нет
Для археолога и нумизмата —
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата!..

Евгений МАРКОВ

Цивилизация гнездилась здесь еще в те далекие века, когда народы — вожди современной цивилизации — не названы были даже по имени.

Заря истории, с ее драматическими мифами, с живописными фигурами ее героев, осияла в свое время берега Крыма. Аргонавты и бравшие Трою ахейцы не миновали Эвксинского Понта. Улисс приставал к южному берегу Тавриды (как думают некоторые), и Орест спасал отсюда Ифигению.

Первые торговцы, первые колонисты, первые завоеватели, первые цивилизаторы Европы пробовали свои силы на этой благодатной прибрежной полосе около теплого моря, под теплым небом.

Дерзкий дух грека обследовал эти пустынные берега еще в эпоху полного подавления человека силами природы…

Милетцы и гераклеяне основали первые поселения на крымских берегах. Колонии, основанные ими, разрослись в могущественные государства — и жили по две тысячи лет. Прах крымских берегов — это прах их мраморных кумиров, их дворцов и храмов.

Греция, Южная Италия, Крым — вот первые листы европейской истории. Первые христиане тоже принесли сюда свои молитвы и свои мученические венцы.

По свидетельству древних географов, Крымская земля была житницею других стран… Крым ни в чем не нуждается. Города, селения. Замки — сплошь покрывают берега; каждый заливчик, каждый заметный мыс, каждая значительная излучина морского берега защищены замками…

Главная загадка остается в одном: куда же все это девалось — и неужели девалось безвозвратно?..