Винная провинция

«...за нерадивое отношение к виноградным насаждениям
виновных в этом подвергать телесному наказанию...»

Из Указа Александра I 1803 года

Леонид Грач:
"Реальность - это иллюзия, вызываемая отсутствием алкоголя"
Виноделие в Крыму столь же старо, как и бортничество в России. Вино — продукт местности, оно отражает экологию, специфику места и характер народов, его населяющих. Крым Богом создан для виноградарства, утверждает Анатолий Яланецкий, зам. генерального директора комбината «Крымсовхозвинпром»: «Когда говорят, что Крым — это курорты, я утверждаю, что Крым — это не зона отдыха, Крым — это виноградарство и виноделие. Здесь каждый квадратный метр должен быть отдан винограду!»

Считается, что человек научился изготавливать вино прежде, чем печь хлеб. Собственно, с тех самых пор homo sapiens сначала пьет, а потом уже закусывает.

В Крыму винопитие существует с античных времен, когда неугомонные мореплаватели и демократы греки, захватив с собой божественный нектар, решили создать несколько филиалов (полисов) на крымской земле. Даже если бы археологи не нашли памятника с понятной всякому употребляющему надписью «Народ почтил статуей Агасикла, размножившего виноградники на равнине» (Херсонес, VI в. до н.э.), разве кто-то усомнился бы, что Крым — одна из излюбленнейших провинций Диониса?

После эллинов традицию виноделия в Таврике поддержали генуэзцы, устроившие многочисленные фактории на южном и юго-восточном побережьях. В начале нашего тысячелетия Солдайя (Судак) вела интенсивную торговлю винами, называемыми «Сурожскими», со славянскими княжествами. Так что винному экспорту Крыма в Россию, по крайней мере, тысяча лет.

Лентун Безазиев:
"Всегда пил безбожно, так как считал и считаю себя атеистом"
Позднее значимость промышленного производства винограда и вина подтверждается Уставом 1449 года о взыскании торгового сбора с каждого воза винограда, доставляемого в Каффу (Феодосию).

Высокое качество крымских вин отмечается в русских торговых тарифах 1757-82 гг. В 1785 году Габлиц в своем труде «Физическое описание Таврической области» называет 15 сортов винограда, произраставших в районах рек Альма и Кача, а также близ Судака в Капсихорской и Козской долинах.

Новый этап развития «островного» виноделия начался с приходом в Крым русского человека. По инициативе светлого князя Потемкина в 1784 году в Крым были завезены из Венгрии более 20 тысяч виноградных лоз токайских сортов и приглашены четыре винодела. Первые виноградники были заложены в Козской долине, а также в районе Старого Крыма (5 тысяч лоз), Зуи (6 тыс.) и Качи (6 тыс.). Однако развитие отрасли требовало не только рук, но и голов. В декабре 1802 года Указом Александра I в Крыму открываются два училища виноделия — Судакское и Кизлярское.

Русские виноделы в XIX веке повели себя как японские технари в XX. Европа не знала такого количества людей, буквально «рыскавших» по ней и выведывавших секреты Бахуса. Так именно отсутствие консерватизма позволило создать совершенно самостоятельную «неевропейскую» традицию виноделия.

Но за «самостояние» надо платить. Например, использование аборигенными виноделами пшеничных спиртов, содержащих намного меньше сивушных масел, — почти моветон для европейских экспертов, утверждающих, что они сами вино крепят исключительно виноградным спиртом (при этом характеристики спирта, например, используемого на Мадейре, не удалось выяснить даже Яланецкому, поэтому, каков спирт в крепленых винах Европы, никто в Крыму так и не знает). И если нашему потребителю близки крепленые, марочные, десертные вина, то в стареющей Европе наблюдается процесс постепенного отказа от таких марок и мягкое соскальзывание в сторону более легких, столовых вин. Одним словом, что русскому хорошо, немцу — смерть.

Сергей Куницын:
"Жизнь не станет лучше, если внизу только пьют, а наверху исключительно закусывают"
Всего несколько процентов на винной карте Европы занимают крепленые вина, но какова традиция! Это и херес, и испанская малага, и сицилийская марсала, и любимое вино Гришки Распутина — мадера с острова Madeira. Одним словом, старушка Европа в преклонном возрасте естественно меняет вкусы. Отсюда устойчивая тенденция роста производства и потребления качественных столовых и игристых вин.

Покупают не столько вино, сколько легенду. Крым полон такими легендами: есть «Черный доктор» (Еким Кара) или, как в свое время в шутку переводили его название, — «Черный секретарь обкома» («еким» в Азии произносится как «хаким», что означает «начальник», очень высокий начальник), есть «Дионис», почти убедивший потребителя в том, что «херес хересу рознь», есть, наконец, «Массандра» с ее безумным успехом начала 90-х на аукционах Сотби. Легенды есть — другого нет. И дело здесь не столько в маркетинге, сколько в отсутствии стратегического управления отраслью, которое требует вразумительной государственной политики.

Во-первых, это налоговая система. Например, «Золотая балка», еще вчера сверхдоходное предприятие, сегодня находится на картотеке. Или возьмем бутылку новосветского шампанского: за 3 года она испытывает до 180 прикосновений человеческих рук; при этом налогов в бутылке на 2,5 грн., а зарплаты за все три года (!) — на 10 коп.

Во-вторых, поощрение экспорта на традиционные рынки сбыта. Одно время поставки в Москву (Россию) были банально запрещены. В результате «крымская ниша» оказалась занятой.

В-третьих, отсутствие государственного закона о вине. Без него бороться с фальсификациями — что воду решетом носить. Подделывают все! Все коньки, все известные марки вин, дело дошло до плодово-ягодных образцов. По оценкам Рауфа Акчурина, на 1 подлинную приходится 6-8 фальшивых бутылок. В этом нетрудно убедиться, если, с одной стороны, внимательно посмотреть, сколько «Черного доктора» или «Черного полковника» предлагают во всех закутках полуострова, а с другой — знать, что на весь Крым сохранилось около 20 га виноградников Еким-Кара и 8-10 га Джафат-Кара.

«ОК», №5
август-сентябрь 1999 г.

«Алкоголь — это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь»
Бернард Шоу

Валентин Прадун
Леонид ГРАЧ, председатель ВР АРК:
«Я умеренный «винопей». Что мне «душу греет», так это бокал новосветского шампанского. Для меня нет другого шампанского. Люблю порой пригубить «Муската белого Красного Камня», или «Алушты», или инкерманского каберне. Но что действительно перевернуло мое отношение к вину, так это один случай. Дорабатывал я в Феодосии крымскую Конституцию. Меня нашли местные виноделы и пригласили в гости. Так оказался я в прохладе коктебельских подвалов. Первый предложенный мне бокал был с семилетней мадерой. Вино как вино. Но вот второй... Теперь я могу со всей ответственностью сказать о Ее Величестве Мадере урожая 51 года — это неповторимый напиток».

Валентин ПРАДУН, директор КРД АППБ «Аваль»:
«Что до традиционного для нашего края винопития, понимаю, как мне могут позавидовать некоторые коллеги, но признаюсь: теща у меня винодел. Горжусь дружбой с целым рядом крымских виноделов. Люблю каберне... Люблю даже наш портвейн. Хотя порой замечаю, насколько силен в людях стереотип (помните любимое в советское время за «рупь ноль три»?): для многих это дешевый напиток. На самом деле наш десертный «Южнобережный» или «Ливадийский» — великолепное вино!»