За Перекопом для нас земли нет!

«Каждый край порождает определенный тип
человека и определенный образ жизни»
Фредерик Госсен

Наталья КИСЕЛЕВА

Вненациональное понятие «крымчане» появилось гораздо раньше идеологически обоснованного «советский народ». Появилось на бытовом уровне общения и закрепилось в сознании. А в начале 90-х, когда исторически сложившаяся общность из Конституции СССР 1977 года распалась, идею крымского регионального сообщества стали обсуждать в прессе. Ее апологетом выступила газета «Таврические ведомости», на страницах которой развернулась дискуссия об отличии и наличии крымских татар, крымских русских, крымских украинцев и т.д. или татар в Крыму, русских в Крыму, украинцев в Крыму. Если говорить скупым языком рекламы — почувствуйте разницу!

В это же время на страницах печати остро обсуждалась тема коренного и пришлого населения полуострова. Одни искали здесь свои корни в киммерийцах, таврах, скифах, сарматах или готах. Другие рассуждали о том, что в Крыму преобладают мигранты. Но ни представители «агрессивного» краеведения, ни сторонники переселенческой концепции не удосужились ознакомиться с результатами Всесоюзной переписи населения 1989 года, согласно которым из общего числа этнических русских и украинцев, проживающих на полуострове, родившиеся в Крыму составляли 50% и 29% соответственно. Для лиц других национальностей процент «уроженцев» также был достаточно высок. Следовательно, для многих жителей полуострова не имеет смысла доказывать кому бы то ни было свою укорененность в Крыму. Они здесь родились, выросли и живут. А люди, имеющие отношение к науке или просто умеющие мыслить, наверняка не будут оспаривать, что место, где мы родились и выросли, в немалой степени обуславливает нашу индивидуальность.

Отстаивая тезис о крымской наднациональной индивидуальности, в качестве доказательств можно приводить местные поговорки: «За Перекопом для нас земли нет» или «Жизнь у человека одна, и прожить ее надо в Крыму». Можно опираться на данные референдумов и голосований, где крымские результаты отличались от всех других и среднестатистических. Можно апеллировать к новой составляющей в этнической структуре общества, когда наряду с титульной нацией, национальными меньшинствами и этническими группами в современном мире формируются региональные сообщества. Они не вписываются в государственную политику унитаризации, унификации или этнократии.

Что же означает крымское региональное сообщество? Легче всего оно поддается описанию на визуальном и вербальном уровнях. В первом случае, это южный темперамент, помноженный на восточное многословие. Во втором — русский язык с украинским акцентом и тюркскими диалектизмами, по которым крымчане узнают друг друга в любой точке земли. Сложнее определиться с внутренним содержанием этого понятия. Здесь не помогут ни история, ни данные переписи, ни графа «национальность», ни место прописки.

Учитывая данные социологического опроса (приведенные рядом) и возвращаясь к истокам спора начала 90-х годов о существовании «крымского народа», упоминание о котором было изъято из текста Конституции Крыма, можно сделать вывод, что, вопреки Основному закону, на полуострове появилось «незаконнорожденное дитя». Крым давно уже готов признать свое отцовство. Согласится ли Украина быть матерью?

Обратимся к результатам социологического исследования, проведенного сотрудниками фирмы «КБ-САМ: социология, аналитика, маркетинг» среди когорты молодых и пожилых жителей Крыма.

В первую группу респондентов вошли учащиеся старших классов общеобразовательных школ, средних специальных и высших учебных заведений, а также работающая молодежь (от 16 до 30 лет). Нижний возрастной ценз второй группы опрошенных составлял 50 лет. В анкете предлагалось следующее социологическое меню:

1. В международной практике существуют четыре базовых понятия этнокультурной структуры общества. К какому из них вы себя относите?
* представитель титульной нации
* представитель национального меньшинства
* представитель этнической группы
* представитель регионального сообщества.
2. Что вы считаете своей Родиной?
* весь мир
* СНГ (СССР)
* Украину
* Россию
* Крым
* затрудняюсь ответить.
3. Кем вы себя ощущаете?
* жителем Земли
* советским человеком
* украинцем
* русским
* крымским татарином
* представителем другой национальности (этноса)
* крымчанином.

В ответах на первый вопрос интервьюеры столкнулись с парадоксальной ситуацией. Украинцы, единственные, имеющие право именовать себя титульной нацией, не спешили выбирать эту категорию ответа. Русские не считали себя национальным меньшинством. Крымские татары, особенно пожилые, в большинстве требовали ввести в анкету графу «коренной народ», не соглашаясь с общепринятой классификацией. Белорусы, греки, болгары, армяне, евреи, попадающие в разряд нацменьшинств, отказывались выбирать эту категорию. А представители этнических групп крымчаков и караимов предпочитали идентифицировать себя с региональным сообществом. Надо отметить, что в целом это «блюдо» в социологическом меню пользовалось наибольшей популярностью.

В вопросе о Родине среди молодежи убедительную победу одержал Крым, при этом в возрасте от 20 до 30 лет его выбрали 47%, от 16 до 20 — 67%. У пожилых респондентов в целом преобладали ностальгические настроения — 55% опрошенных в качестве Родины назвали Советский Союз. От этого среднего показателя резко отличались ответы крымских татар, у которых преобладающее ощущение Родины совпало с «молодежным» показателем и превысило его.

В вопросе о национально-культурной принадлежности все крымские татары старшей возрастной когорты идентифицировали себя со своим этносом. Представители других национальностей среди пожилых респондентов предпочитали относить себя к советскому народу или выбирали «пятую графу». Ответы же «детей» снова не совпали с «родительскими». Почти треть молодежи предпочла отказаться от «национального вопроса» в пользу регионализма. Но даже те из них, кто ощущает определенную этническую принадлежность, в большинстве своем Родиной называли Крым. Это 50% украинцев, 54% русских, 83% крымских татар и 67% представителей других национальностей. И к тому же каждый пятый среди молодых жителей полуострова оказался «стопроцентным» регионалистом, назвав своей Родиной Крым, а себя — крымчанином.

«ОК», №3, апрель 1999 г.