Цена малодушия

Ров ГРАДСКИЙ

Провидчество Германии впечатляет. Очевидно, что Россия такого не сделала. Почему? Почему в тот или иной момент истории силы народа оказываются настолько парализованы, что он не в состоянии переживать? Именно переживать — ибо горячность переживания своей неполноценности, ущербности в силу утраченной цельности, разделенности есть чувство, позволяющее сформировать заказ национальной политической элите.

Россия по-прежнему не ценит главное свое богатство — людей. Несколько десятилетий назад она позволила надругаться над собой, попустительствуя практике превращения миллионов ее граждан в лагерную труху. Сегодня Россия попустительствует вторично, по-прежнему полагая, что основное ее богатство — это недра. Человеческое сообщество и собственно человек в России все так же не в цене. Ну, потеряли 20 миллионов (отсеченные от России, но чувствующие свою причастность к ней), зато Курилы нашими остались... Безумная математика! Безумная страна! В России с каким-то маниакальным постоянством унижается именно человек, попирается именно личность. Не важно как, но уничтожается, выносится за рамки, выдавливается, как прыщ с тела России.

Опасение, что Россия отступится от своих моральных обязательств, никогда нас не оставляло. Но человеку свойственно надеяться — и русские надеялись все эти годы...

Меня неправильно поймут в двух случаях. В первый раз, когда подумают, что понятие «русские» я употребляю в этническом смысле. Во второй — если в моих словах кто-то прочтет призыв к «восстановлению утраченных территорий». Это не так. За ошибки, конечно же, надо платить. И потеря единого дома — это не только плата за поражение в холодной войне, но еще и последствие пренебрежения базовыми человеческими и религиозными ценностями.

Так и не нашелся в России ни один политик, оказавшийся способным произнести слова извинения... Отсутствие извинения со стороны России перед «оставленной» частью своего населения — свидетельство нравственной немощи и государства, и его элиты...

Я не сомневаюсь, что сказанное не каждому понятно. То, что это им непонятно, становится очевидным, когда видишь, как они относятся к диаспоре и что говорят, когда говорят о будущем и настоящем России.

Россия смалодушничала.

Что это означает для русских Крыма, Украины, Казахстана? Это означает одно: всем нам необходимо честно признаться себе и своим детям, что ничего из ожидаемого не произойдет. НИЧЕГО. А значит, нужно всерьез приступать к обустройству. Обустраивать землю, на которой стоит твой дом, дорогу, по которой твой сын пойдет в школу, нравы — которые и есть наш Основной закон. Больше ничего не осталось...

«ОК», №3, апрель 1999 г.